Лихачев Д.С. “О садах” – Садово-парковое искусство

Лихачев Д.С. “О садах” – Садово-парковое искусство

© Д. С. Лихачев (наследник), 2018

© Е. А. Адаменко, фотографии, 2018

© Ю. В. Ермолаев, фотографии, 2018

© А. Д. Степанов, фотографии, 2018

© А. С. Степанова, фотографии, 2018

ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2018

Предисловие к третьему изданию

Третье издание «Поэзии садов» выходит без особых изменений. Исправлено несколько неточностей и опечаток, добавлено несколько разъяснений и уточнений. В 1991 г. книга вышла на польском языке: D. Lichaczow. «Poezja Ogrodóv». Ossolineum, 1991.

В 1996 г. книга вышла на итальянском языке в издательстве «Einuudi»: Dm. Lichaèev. «La Poesia dei Giardini». Torino. В следующем году она получила специальную премию фонда Хемберри по садоводческому искусству.

Моя большая благодарность переводчику книги на польский язык Наталии Сакович.

Благодарю от души господина Дж. Ейнауди, субсидировавшего перевод и издание книги в своем издательстве, а также Анну Рафферти, Барбару Рончетти, Клаудию Занчетти и особенно моего старинного друга академика Санто Грачотти за труд по изданию этой книги на итальянском языке. Самая большая моя благодарность Марине Бенцони за инициативу и помощь, постоянно мне оказываемую во всех моих деловых связях с Италией.

Предисловие ко второму изданию

Второе издание выходит со значительными дополнениями. Никаких принципиальных изменений в мою концепцию, рассматривающую стили в садово-парковом искусстве (а только этому и посвящена моя книга) в связи с великими стилями в искусстве в целом, я не вношу. Несколько развита в концептуальном отношении та часть книга, где рассматривается связь садово-паркового искусства конца XIX – начала XX в. со стилем реализма. Думаю, что некоторые мои соображения о садах позволяют понять отдельные особенности смен стилей и в литературе.

Большая моя благодарность тем, кто обратил внимание на некоторые ошибки в первом издании книги: в первую очередь Н. А. Жирмунской, доктору Э. Кроссу (Кембридж), Н. А. Силантьевой и В. Н. Яранцеву.

Благодарю своих японских коллег, переведших и издавших книгу в Японии.

Предисловие к первому изданию

Эта книга – не история садов и не описание отдельных произведений садового искусства. Это попытка подойти к садовым стилям как к проявлениям художественного сознания той или иной эпохи, той или иной страны. Страны и эпохи, разумеется, взяты не все, а только те, что могут помочь что-то объяснить в особенностях русских садов. Поэтому голландской разновидности барокко уделено больше внимания, чем французскому классицизму, а романтизм занимает в книге самое большое место, ибо его значение в русском садовом искусстве было особенно велико.

«Поэзия садов» – что я имею в виду? Есть польская книга со сходным названием – «Поэт в саду»[1], но в данном случае это совсем не то. «Поэт в саду» имеет в виду творчество поэта в саду и о саде. Меня же интересует другой вопрос: как соотносится творчество поэта с садовым искусством, каким общим стилям, каким стилистическим формациям они подчиняются, какие общие идеи выражают, а кроме того, разумеется, какую роль играет садово-парковое искусство в творчестве поэта?

Одним словом, моя книга входит в огромную тему о соотношении искусств.

А соотносятся они главным образом на почве общих стилевых тенденций эпохи – стиля в широком, искусствоведческом понимании этого слова.

Моя задача состоит в том, чтобы продемонстрировать принадлежность садов и парков определенным стилям в искусстве в целом, через которые и осуществляется связь садово-паркового искусства с поэзией. В каждую эпоху мы можем заметить определенные признаки «стиля эпохи», которые в равной мере сказываются в садах и в поэзии, подчиняются эстетическим идеям эпохи.

В моих занятиях темой садового искусства большую помощь оказывали мне мои дочери-искусствоведы – Людмила Дмитриевна и Вера Дмитриевна Лихачевы. Их дружеской придирчивой критике, их светлой поддержке я многим обязан в работе над этой книгой.

Всегда жизнерадостная и энергичная Вера трагически погибла 11 сентября 1981 г. Ее светлой памяти я посвящаю эту книгу.

В настоящее время садово-парковое искусство изучается в нашей стране по преимуществу историками архитектуры. Семантика садово-парковых произведений обычно не рассматривается[2]. Это сказывается на особенностях наших реставраций садов и парков. Последние часто лишаются своего содержания, поскольку архитекторов интересуют прежде всего зрительные аспекты садов. При этом даже сама зрительная сторона садово-паркового искусства в известной мере сужается, подчиняется современным вкусам, на первый план выступает интерес к некоей абстрактной «регулярности», понимаемой довольно упрощенно. Сады и парки предстают в основном только как произведения «зеленой архитектуры».

Eustachiewicz Maria. Poeta u ogrodzie // Pamiêtnik Literacki. Wrozlaw, 1975. Rocz. LXVI. Zesz. 3.

Ср., например, книгу: Архитектурная композиция садов и парков // Под общей редакцией А. П. Вергунова. М., 1980.

Поэзия садов

Дмитрий Сергеевич Лихачев – выдающийся ученый XX века. Его творческое наследие чрезвычайно обширно и разнообразно, его исследования, публицистические статьи и заметки касались различных аспектов истории культуры – от древнерусской литературы, в изучение которой он внес огромный вклад, до садово-парковых стилей XVIII–XIX веков. Его труды востребованы не только в филологической среде: они необходимы историкам, философам, искусствоведам, культурологам. Пример тому – книга «Поэзия садов» (первое издание – 1982 г.). Это не история садов или отдельных знаменитых садово-парковых ансамблей, – сад здесь представлен как универсальная целостная система, выражающая философские и эстетические представления эпохи. Как синтез этих представлений сад теснейшим образом связан с развитием великих стилей в искусстве, с поэзией, живописью, архитектурой, музыкой. Сады, регулярные и пейзажные, рассматриваются в контексте культуры повседневности: сад как место уединения, размышления, увеселения, игры и т. д. «Сады играют особую роль, они нужны для наших сердец, мы слишком сейчас заняты городом», – говорил Д. С. Лихачев.

Читайте также:
Поэма "Сады" Песнь первая - Жак Делиль

Оглавление

  • Предисловие к третьему изданию
  • Предисловие ко второму изданию
  • Предисловие к первому изданию
  • Введение

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Поэзия садов предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

В настоящее время садово-парковое искусство изучается в нашей стране по преимуществу историками архитектуры. Семантика садово-парковых произведений обычно не рассматривается [2] . Это сказывается на особенностях наших реставраций садов и парков. Последние часто лишаются своего содержания, поскольку архитекторов интересуют прежде всего зрительные аспекты садов. При этом даже сама зрительная сторона садово-паркового искусства в известной мере сужается, подчиняется современным вкусам, на первый план выступает интерес к некоей абстрактной «регулярности», понимаемой довольно упрощенно. Сады и парки предстают в основном только как произведения «зеленой архитектуры».

Так, например, Е. В. Шервинский писал: «Садово-парковое искусство представляет собой своеобразный вид архитектуры» [3] . Это было написано в статье, посвященной освоению наследия садово-парковой архитектуры, т. е. для садов и парков всех времен и народов. Далее тот же автор и в связи с той же проблемой культурного наследия писал: «Основной задачей садово-парковых композиций является решение территории как в плановом, так и в объемном отношении» [4] .

Далее с некоторой оговоркой автор так обобщает всю историю садово-паркового искусства: все садово-парковые композиции делятся, с его точки зрения, «на две диаметрально противоположные категории»:

а) композиции, основанные на принципе геометрических построений, и

б) композиции, характеризующиеся отсутствием «правильности» и имеющие в своей основе как бы подчинение естественным пейзажам [5] .

Аналогичным образом рассматривает садово-парковое искусство П. А. Косаревский. Он пишет, что книга его в основном посвящена «приемам» формирования паркового пейзажа и «приемам» размещения архитектурных объектов в композиции «паркового комплекса». Художественное достоинство «паркового комплекса» рассматривается в книге главным образом с точки зрения «группирования и увязки древесно-кустарниковых растений между собой, а также с рельефом занимаемой парком территории, формой и размером водной поверхности, архитектурными объектами, планировкой аллей и дорог и другими элементами, входящими в его комплекс», и т. д. [6]

В 1975 г. вышла книга Марии Эустахевич «Поэт в саду» [7] . В Англии в конце 1970-х гг. появилась книга о творчестве Александра Попа в соотношении с различными искусствами [8] , где бóльшая часть уделена влиянию А. Попа на садово-парковое искусство и анализируется собственное проектирование А. Попом своего сада в Твикенхеме. Выходили книги о цветах и садах в творчестве Шекспира [9] и многие другие, касавшиеся взаимоотношения творчества поэта и садово-паркового искусства. Таким образом, тема взаимоотношения поэта и сада в целом не нова. В данной книге она рассматривается по преимуществу в аспекте общности стилей. Сад «говорит» его посетителю не только значением его отдельных компонентов, но и тем, чем говорит каждый стиль в искусстве: путем создания эстетической системы — системы содержательной, но содержательность которой требует своего совсем особого определения и изучения. Садовое искусство не обладает большим выбором форм. Мотивы садового искусства в большинстве случаев повторяются и если исчезают, то только на время, чтобы потом вновь появиться. Меняется же эстетическое значение отдельных форм и мотивов в соответствии с «эстетическим климатом» эпохи.

Здесь следует учитывать и эмблематическое содержание отдельных элементов садового искусства, и их «психологическое содержание». Первое может быть рассказано, второе — только охарактеризовано. Статуя Меланхолии может быть «рассказана», но меланхолическое настроение, создаваемое в романтическом парке, — только охарактеризовано.

«Обратная связь» с эпохой в садах и парках необычайно велика. Сад — это попытка создания идеального мира взаимоотношений человека с природой. Поэтому сад представляется как в христианском мире, так и в мусульманском — раем на земле, Эдемом.

Искусство всегда есть попытка создания человеком некоего счастливого окружения. Но если в других искусствах это окружение только частично, то в садово-парковом оно действительно окружает. Это превращение мира в некий интерьер. Поэтому в садовом искусстве материалом служат не только деревья, кусты и сады, но и все другие искусства и частично природа за пределами сада, например небо, видимое то в больших, то в малых размерах через деревья и над деревьями. Сад всегда выражает некоторую философию, эстетические представления о мире, отношение человека к природе; это микромир в его идеальном выражении. «Каков садовод, таков и сад» — это изречение Тома Фуллера относится к 1732 г. [10]

Говоря о садово-парковом искусстве, мы будем прежде всего не рассказывать устройство и описывать отдельные элементы различных садов, а характеризовать их в связи с «эстетическим климатом» эпохи.

«Эстетический климат» эпохи состоит в эстетических идеях, излагаемых философами, в эстетическом мировидении, сказывающемся в других искусствах, и больше всего в поэзии.

Высокая семиотичность садов Средневековья, Ренессанса и барокко затем падает в садах романтизма, заменяясь их интенсивной эмоциональностью.

С середины XIX в. в садах резко уменьшается и то и другое. Сады начинают восприниматься как архитектурные сооружения, способные возбуждать по преимуществу архитектурные же впечатления. Поэтому садовое искусство, ограниченное пределами возраста деревьев и кустов, постепенно теряет свои связи с эстетическими формациями прошлого в руках реставраторов и практикующих садоводов. Последние, как правило, не стремятся «прочесть» сады как иконологические произведения и восстанавливают их как формальные наборы различных элементов «зеленой архитектуры». Мы это видели выше.

Читайте также:
Сад и культура Европы - Лихачев Д.С. "О садах" - Садово-парковое искусство

Потеря умения «читать» сады как некие иконологические системы и воспринимать их в свете «эстетического климата» эпохи их создания находится в связи с тем, что за последние примерно сто лет резко упала способность иконологических восприятий и элементарные знания традиционных символов и эмблем вообще. Не будем здесь подробно касаться вопроса о том, почему произошло это падение, но на одну из причин легко указать: это сокращение классического и теологического образования. Восприятие же иконологической системы садов особенно трудно потому, что в садах чаще, чем в других искусствах, давала себя знать скрытая символика, скрытые иконологические схемы. Возьмем хотя бы такой пример. Всем известны радиальные построения аллей, знаменитая трехлучевая композиция садов Версаля. Но очень редкому посетителю Версальского парка известно, что это не просто архитектурный прием, раскрывающий внутренние виды в саду и вид на дворец, а определенная иконологическая система, связанная с тем, что Версальский парк был посвящен прославлению «короля-солнца» — Людовика XIV. Аллеи символизировали собой солнечные лучи, расходящиеся от площади со статуей Аполлона — некоей ипостаси не только солнца, но самого «короля-солнца».

Цветы ничего не возбуждают в нас, кроме зрительных и, очень редко, обонятельных ощущений. Их символика нечасто, и то только попутно, вспоминается нами. Статуи в садах для нас только молчаливые и ничего не говорящие красивые украшения. Встретив в саду статую Вольтера, мы не придали бы никакого значения тому, что она поставлена в саду и непременно в гроте. Может быть, увидев статую Флоры, мы бы догадались, что она имеет отношение к саду, к его растительности, но не смогли бы в совокупности оценить смысл садовых скульптур. Редкий посетитель Петергофа придаст большое значение тому, что самый большой и мощный фонтан изображает библейского Самсона, раздирающего пасть льву, и заинтересуется тем, какое отношение имеют к нему остальные скульптуры каскада. Наше художественное мышление разучилось не только понимать, но и интересоваться символическими и аллегорическими значениями цветов, деревьев, кустов, скульптур, фонтанов, смыслом аллей, дорожек, «зеленых кабинетов», аллегорическим значением прудов, их форм и расположения. Именно поэтому при упростительном архитектурном переустройстве в г. Пушкине Старого сада в 60-х и 70-х гг. нашего века с такой легкостью расстались с Трехлунным прудом, освободили Верхнюю ванну от тесно окружавших ее деревьев и в произвольном сочетании расставили старые статуи, не считаясь со смыслом, который они должны были выражать.

Храм Добродетели. Рисунок из книги И. Г. Громанна «Ideenmagazin für Liebhaber von Gärten, Englischen Anlagen» (Лейпциг, 1798)

Насколько «тематическими» были иногда устройства садов, показывает деятельность Н. А. Львова. А. Глумов в своей книге о Н. А. Львове пишет: «Одной из ранних архитектурных работ Львова была „Александрова дача“ в Павловске. Устройство дачи для своего малолетнего внука Александра Екатерина II поручила его воспитателю А. А. Самборскому, лицу, близкому Безбородко. Обширный сад дачи был задуман в виде своеобразной иллюстрации к нравоучительной сказке о царевиче Хлоре, написанной самой императрицей. На берегах пруда перегороженной речки Тызвы, умело используя особенности участка, Львов построил павильоны, мостики и другие сооружения, посвящая каждое из них отдельным эпизодам сказки и таким образом развивая ее содержание. В 1782 г. Екатерина II подарила Н. А. Львову перстень в две тысячи рублей „за сделание им очень красивых кораблей и других небольших работ для великих князей“. О кораблях, сделанных наподобие судов Петра I для „Александровой дачи“, говорится в поэме Джунковского, а на гравюрах, иллюстрирующих эту поэму, изображены и сами корабли» [11] .

Сад воспринимался как большая книга, как учебное помещение, своего рода «классная комната». Пустой сад не изображался и не воспринимался как эстетическое явление. Сад был всегда «действующим». В этом его разительное отличие от архитектурных сооружений, которые часто ценны сами по себе и, в противоречие со своим практическим назначением, с особенной обостренностью воспринимаются зрителем в тишине, вне городского транспорта и движения пешеходов, вне городского быта, например в Петербурге в белые ночи.

Необходимость изучать семантику садово-паркового искусства в широком плане и в связи с другими искусствами (в частности, с поэзией) и философией будет ясна из последующего.

Существует два типа семантики садов. Первый тип значения садов может быть почти адекватно выражен или объяснен словами. Это различные аллегории, символы определенных понятий, событий, людей, богов, обычно выражаемые в скульптурных или чисто архитектурных памятниках, но и прямо словами — в надписях и подписях. Второй тип значения — это общее примыкание элементов садового искусства к тому или иному понятийно-стилистическому строю. Таковы стиль сада или его части, общее настроение, создаваемое садом или его отдельными элементами, открывающимся видом, растительным и архитектурным окружением, возбуждаемые садом ассоциации. Этот второй тип семантики сада требует значительно более сложного анализа и описательного искусства со стороны искусствоведов.

Читайте также:
Петровские сады - Лихачев Д.С. "О садах" - Садово-парковое искусство

Смысловое содержание имеет сама форма произведения искусства. Так, Филиппино Липпи помещал голубя Святого Духа в точке схождения перспективных линий, а в более раннее время, в эпоху Средневековья, внутренние монастырские сады не случайно делились аллеями крестообразно на четыре «зеленых кабинета», а в центре схождения аллей (т. е. в центре креста) ставился либо фонтан, символизировавший собой жертвенную жизнь Христа, либо сажался куст роз, символизировавший Богоматерь.

Не все, конечно, в садах является «носителем значений», есть и утилитарные объекты. Однако соотношения, связи, семиотическая роль утилитарных элементов в садах — все это далеко не случайно и также диктуется особенностями мировоззрения эпохи. Даже «отсутствие мировоззрения» есть мировоззренческий факт, тесно связанный с «эстетическим климатом» и идейными течениями эпохи.

Обращаясь к этим лишенным иконологического значения архитектурным элементам сада, мы должны и в них находить особый мировоззренческий смысл. Ни в одном произведении подлинного искусства нет ничего, что бы, так или иначе не обладая иконологическим смыслом, было бы одновременно случайным, не связанным со своим временем. В этом отношении мы должны были бы сказать, что в произведении искусства даже сама «случайность» не случайна, подчиняясь известным законам ее появления, а «отсутствие смысла» есть в какой-то мере смысловое явление.

«Случайности» в произведении барокко иные, чем в произведении романтизма, как и сама невыдержанность стиля в какой-то особой плоскости оказывается его выдержанностью. В этой связи стоило бы сказать и о том, что бездарный творец произведения барокко бездарен иначе, чем бездарный реалист. Это не всегда видно современникам автора, но зато хорошо улавливается по мере отступления стиля в прошлое. Вот почему антикварная ценность произведения искусства часто значительно выше, чем его ценность как чисто эстетического объекта. Это же побуждает нас хранить малейшую особенность старого сада, которая при отсутствии исторической точки зрения на нее могла бы показаться пустой и ненужной.

Можно сказать, что в садовом искусстве есть значения всех характеров: есть надписи, иногда поэтические, есть скульптура, изображающая определенные мифологические и исторические персонажи, архитектурные сооружения, посвященные тому или иному понятию, явлению, лицу (например, обелиски или храмы, посвященные тому или иному богу, памяти умершего или какой-либо добродетели), есть фонтаны со значением или без значения в первом типе, но с непременным смыслом во втором, стилистическом типе, есть гроты и эрмитажи, различные по смыслу, есть даже пруды-памятники, есть исторические и поэтические воспоминания, связанные с садом, но не задуманные самим садоводом, а явившиеся результатом событийного обогащения сада, т. е. появления в саду мест, связанных с какими-то происшедшими в нем событиями, есть отмеченные названием или каким-либо памятным знаком места (рощи, поляны) и т. д. и т. п. Можно сказать, что по характеру своей семантики «муза садоводства» (одна из трех новых, придуманных в XVIII в. в Англии Горацием Волполом) наиболее многоречива и многоязычна.

В своей поэме «Сады» Жак Делиль прямо заявляет, что сады «говорят», «вещают», «ведут разговор», «дают уроки»:

Поэзия садов – Дмитрий Лихачев

Книгу Поэзия садов – Дмитрий Лихачев читаем онлайн бесплатно полную версию! Чтобы начать читать не надо регистрации. Напомним, что читать онлайн вы можете не только на компьютере, но и на андроид (Android), iPhone и iPad. Приятного чтения!

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Книга Поэзия садов – Дмитрий Лихачев читать онлайн бесплатно без регистрации

Третье издание «Поэзии садов» выходит без особых изменений. Исправлено несколько неточностей и опечаток, добавлено несколько разъяснений и уточнений. В 1991 г. книга вышла на польском языке: D. Lichaczow. «Poezja Ogrodóv». Ossolineum, 1991.

В 1996 г. книга вышла на итальянском языке в издательстве «Einuudi»: Dm. Lichaèev. «La Poesia dei Giardini». Torino. В следующем году она получила специальную премию фонда Хемберри по садоводческому искусству.

Моя большая благодарность переводчику книги на польский язык Наталии Сакович.

Благодарю от души господина Дж. Ейнауди, субсидировавшего перевод и издание книги в своем издательстве, а также Анну Рафферти, Барбару Рончетти, Клаудию Занчетти и особенно моего старинного друга академика Санто Грачотти за труд по изданию этой книги на итальянском языке. Самая большая моя благодарность Марине Бенцони за инициативу и помощь, постоянно мне оказываемую во всех моих деловых связях с Италией.

Второе издание выходит со значительными дополнениями. Никаких принципиальных изменений в мою концепцию, рассматривающую стили в садово-парковом искусстве (а только этому и посвящена моя книга) в связи с великими стилями в искусстве в целом, я не вношу. Несколько развита в концептуальном отношении та часть книга, где рассматривается связь садово-паркового искусства конца XIX – начала XX в. со стилем реализма. Думаю, что некоторые мои соображения о садах позволяют понять отдельные особенности смен стилей и в литературе.

Большая моя благодарность тем, кто обратил внимание на некоторые ошибки в первом издании книги: в первую очередь Н. А. Жирмунской, доктору Э. Кроссу (Кембридж), Н. А. Силантьевой и В. Н. Яранцеву.

Благодарю своих японских коллег, переведших и издавших книгу в Японии.

Эта книга – не история садов и не описание отдельных произведений садового искусства. Это попытка подойти к садовым стилям как к проявлениям художественного сознания той или иной эпохи, той или иной страны. Страны и эпохи, разумеется, взяты не все, а только те, что могут помочь что-то объяснить в особенностях русских садов. Поэтому голландской разновидности барокко уделено больше внимания, чем французскому классицизму, а романтизм занимает в книге самое большое место, ибо его значение в русском садовом искусстве было особенно велико.

Читайте также:
Английский парк в Мюнхене - Сады и парки мира

«Поэзия садов» – что я имею в виду? Есть польская книга со сходным названием – «Поэт в саду» [1] , но в данном случае это совсем не то. «Поэт в саду» имеет в виду творчество поэта в саду и о саде. Меня же интересует другой вопрос: как соотносится творчество поэта с садовым искусством, каким общим стилям, каким стилистическим формациям они подчиняются, какие общие идеи выражают, а кроме того, разумеется, какую роль играет садово-парковое искусство в творчестве поэта?

Одним словом, моя книга входит в огромную тему о соотношении искусств.

А соотносятся они главным образом на почве общих стилевых тенденций эпохи – стиля в широком, искусствоведческом понимании этого слова.

Моя задача состоит в том, чтобы продемонстрировать принадлежность садов и парков определенным стилям в искусстве в целом, через которые и осуществляется связь садово-паркового искусства с поэзией. В каждую эпоху мы можем заметить определенные признаки «стиля эпохи», которые в равной мере сказываются в садах и в поэзии, подчиняются эстетическим идеям эпохи.

В моих занятиях темой садового искусства большую помощь оказывали мне мои дочери-искусствоведы – Людмила Дмитриевна и Вера Дмитриевна Лихачевы. Их дружеской придирчивой критике, их светлой поддержке я многим обязан в работе над этой книгой.

Всегда жизнерадостная и энергичная Вера трагически погибла 11 сентября 1981 г. Ее светлой памяти я посвящаю эту книгу.

В настоящее время садово-парковое искусство изучается в нашей стране по преимуществу историками архитектуры. Семантика садово-парковых произведений обычно не рассматривается [2] . Это сказывается на особенностях наших реставраций садов и парков. Последние часто лишаются своего содержания, поскольку архитекторов интересуют прежде всего зрительные аспекты садов. При этом даже сама зрительная сторона садово-паркового искусства в известной мере сужается, подчиняется современным вкусам, на первый план выступает интерес к некоей абстрактной «регулярности», понимаемой довольно упрощенно. Сады и парки предстают в основном только как произведения «зеленой архитектуры».

Так, например, Е. В. Шервинский писал: «Садово-парковое искусство представляет собой своеобразный вид архитектуры» [3] . Это было написано в статье, посвященной освоению наследия садово-парковой архитектуры, т. е. для садов и парков всех времен и народов. Далее тот же автор и в связи с той же проблемой культурного наследия писал: «Основной задачей садово-парковых композиций является решение территории как в плановом, так и в объемном отношении» [4] .

Далее с некоторой оговоркой автор так обобщает всю историю садово-паркового искусства: все садово-парковые композиции делятся, с его точки зрения, «на две диаметрально противоположные категории»:

а) композиции, основанные на принципе геометрических построений, и

б) композиции, характеризующиеся отсутствием «правильности» и имеющие в своей основе как бы подчинение естественным пейзажам [5] .

Садовые стили в современной интерпретации

Рассказ о садово-парковых стилях, выдержанный в традициях академической школы, непременно включил бы в себя восторженные описания причудливых итальянских вилл, величественных французских “версалей”, загадочных японских садов и живописных английских пейзажных парков. Для полноты картины необходимо было бы упомянуть жизнерадостные голландские сады, аскетичные монастырские и роскошные мавританские “парадизы”. И завершить тему подробным анализом русского усадебного стиля “от царя Гороха” до сегодняшних дней. Мы же пока ограничимся небольшой ретроспективой современных садов, которая дает вполне обстоятельное представление о “старых” садовых стилях, “перепетых” сегодня на новый лад.

В начале о классических регулярных композициях, то есть о садах, планы которых основаны на геометрических фигурах, явной или иллюзорной симметрии, стрижке и формировке растений. Источником вдохновения для архитекторов прошлого и современных дизайнеров послужили величественные руины римских вилл. Современные внутренние дворики, окаймленные колоннадой-перистилем с квадратными и прямоугольными грядами и растущими на них пряными и декоративными травами, терракотовые вазы с цветами и стриженые кустарники воскрешают давно исчезнувшие образы римских садов. Возврат к простоте и живописности в сочетании с классической архитектурой малых форм воссоздает атмосферу античности.

Не обойдены вниманием современных ландшафтных дизайнеров и средневековые сады, выращиваемые когда-то в простенках укрепленных замков и монастырей. Особенность этих небольших по размеру композиций – их закрытость от окружающего мира высокими глухими стенами (не потому ли они так популярны сегодня у нас?) и крестообразные дорожки, пересекающиеся в центре сада. Закрытость монастырского сада не случайна. Она символизирует недоступность библейского рая, а крестообразные дорожки – четыре источника, текущие от райского древа жизни. Аккуратность и простота монастырских садов в современном исполнении выражается в строгих линиях газонов и гряд с растениями. Ее подчеркивают стрижеными деревцами с округлыми кронами, “старинными” дорожками из природного камня, увитыми виноградом беседками и лаконичными водоемами. Это очень уютные и камерные сады. И у измученного цивилизацией человека здесь возникает совершенно особый медитативный настрой.

Никогда не теряли и не потеряют своих поклонников причудливые итальянские сады с “водными спектаклями” из фонтанов, динамичных скульптур, сказочных гротов. Хотя стоят такие затеи немало и создать их непросто. Но ведь главное в садовом искусстве – не повторить образец, а воссоздать дух. Что такое итальянский сад? Это целый мир с его тайнами и загадками: бликами воды, темной зеленью, полумраком гротов, сказочной причудливостью малых архитектурных форм, перепадами рельефа, протяженными аллеями и меняющимися ракурсами сада.

Читайте также:
Сады романтизма - Лихачев Д.С. "О садах" - Садово-парковое искусство

Вершина развития регулярного стиля – французский сад. Его основная идея – жизнь как нескончаемый праздник, а сад – тот же праздник, но под открытым небом и на благоухающих цветочными ароматами коврах-партерах. Торжественность парадного приема передается масштабностью и красочностью композиции. Особенность сада – зеленые кабинеты-боскеты, каждый со своим внутренним устройством. Это может быть садовый театр с травяной сценой, детский городок или секретный сад. Одновременно с такой садовой расточительностью, игривостью и праздностью в саду присутствуют строгость и отточенность линий. Этот контраст в переводе с языка ландшафтной архитектуры звучит как “играй, да не заигрывайся”.

Особенно популярны в последнее время стали сады исламского, или мавританского, стиля. Сам принц Уэльский, тонкий ценитель прекрасного, несколько лет назад представил на суд публики патронируемый им сад в восточном стиле. Восьмигранные бассейны с отделкой цветной мозаикой, крестообразные дорожки и канавки с ласково журчащей водой, шелковые шатры на коврах из душистых растений передают атмосферу “Тысячи и одной ночи”.

Японские и китайские сады отличаются непринужденностью планировки, поэтому они никогда не бывают похожими один на другой. Здесь интуиция и чувства – главный критерий творчества. Этот очень популярный сегодня стиль позволяет полностью погрузиться в творчество, не останавливаясь на достигнутом, а получая удовольствие от самого процесса созидания. В растительном оформлении этих садов предпочтителен зеленый цвет в миллионах его оттенков, среди цветов выбирают лучшие из лучших, а в оформлении используют природные объекты – камни, дерево, гальку, песок, вместо привычных европейцам садовых скульптур. Бегущая вода или ее имитация наполняют жизнью картины сада. Этим садам не нужно “осовременивание”, так как они – плод разума, а он изменчив и пластичен, как сама природа.

Английский пейзажный стиль, начавший завоевывать Европу с XVIII века, и сегодня не сдает позиций. Но сегодня мы видим природу не так и не такой, как скажем, английский художник викторианской эпохи. Современный этап развития английского сада можно назвать “эрой сорняков”, если иметь в виду растения, в прошлом населявшие выгоны и канавы, а сейчас красующиеся на обложках садовых каталогов. Но разве откажешь в природной грации льнянкам и василькам, злакам и посконникам? Так почему бы им не украсить наши лужайки?

Сады Ренессанса

Реферат с использованием материалов:
  1. Боговая И.О., Фурсова Л.М. Ландшафтное искусство: Учебник для вузов. М.: Агропромиздат, 1988. –233с.
  2. Брикман А.Е. «Площадь и монумент». М.: Изд-во Всесоюзной Академии Архитектуры, 1935 – 295с.
  3. Лихачев Д.С. Поэзия садов. К семантике садово-парковых стилей. Сад как текст. — М.: «Согласие», ОАО «Типографские новости», 1998. – 356с.

Ренессанс по-своему снял противоречие между человеком и природой.

В садах Ренессанса воплотилась преобразованная природа с преобразованным в ней освобожденным человеком. В садах Ренессанса главным стал человек в подчиненной ему и его разуму природе. Человек не только идеализировал природу, но и считал себя способным улучшать ее, выявляя в ней ее идеальные свойства. Геометрические формы сада создавали возможности видеть сад в линейной перспективе, как в той же мере создавала эти возможности ренессансная архитектура.

Сады считались прежде всего источниками радости.

Можно считать, что гуманистическое движение Возрождения началась в садах, которые организовывались на основании тех сведений, которые стали известны о садах Древнего Рима. Эти сады сочетались с классическими проходами между колоннами. Лавры, самшитовые кусты, мирты, кипарисы были посажены вдоль аллей в сочетании с розами, фиалками, лавандой и другими ароматными цветами и травами.

Одна из существеннейших сторон античных садов, возрожденная в эпоху Ренессанса, заключалась в том, что они часто соединялись с учебными и учеными учреждениями. В флорентийской Академии огромную роль играли «Сады Медичи» при монастыре Сан-Марко. В Платоновской академии Лоренцо Великолепного в саду собирались ее заседаниях, на которых бывали Фичино, Пико делла Мирадола, Полициано и др.

Растительность

В аллеях росли ширококронные деревья — платаны и дубы, реже кипарисы, используемые в качестве акцентов. Для создания зеленых стен применялись растения, хорошо сохраняющие форму после стрижки,— лавр, мирт, самшит, позже – сближенные посадки кипариса. Самшит использовался для узорчатых бордюров и арабесок на партерах. Зеленые массивы (боскеты) состояли преимущественно из вечнозеленых деревьев, главным образом дубов. Они росли свободно, но обрамлялись зелеными стрижеными стенами. Из листопадных использовали ильм, тополь, каштан съедобный, а также плодовые деревья и маслины. В группах применяли в основном хвойные — сосну итальянскую и кипарис. В декоративных вазах выращивали цитрусовые. Вьющиеся — виноград, розы, плющи — использовали в перголах. В итальянских садах появляется новый прием — боскет. Это участок сада, ограниченный регулярными дорожками в имеющий геометрический контур – чаще всего прямоугольник или квадрат. Его внутреннее пространство занято деревьями и обрамлено рядовыми посадками или стенами живой изгороди. Посадки внутри боскета могут быть регулярными или свободными. Часто боскеты имеют внутренние дороги, связанные с общей дорожкой сетью.

Читайте также:
Поэма "Сады" Песнь четвертая - Жак Делиль

Рельеф

Сады располагались на террасированных склонах. Террасы в виде подпорных стен, облицованных камнем, украшенных нишами, скульптурой, гротами и увенчанных балюстрадой, составляют структурную основу итальянского сада. Связь эпохи возрождения между террасами помощью богато украшенных лестниц и пандусов. В садах позднего Ренессанса лестницы становятся важным планировочным элементом: они включаются в осевую композицию сада, подчеркивая архитектуру дома, направляют движение.

Водных устройств не просто много, они таковы, чтобы подать как можно больше воды с ее блеском и музыкой — со всей щедростью и откровенным восхищением, свойственным Возрождению. Вода, взятая в трубы, направляется с верхних частей склонов в различные точки сада, где вздымается в фонтанах, ниспадает в каскадах, разливается в плоских бассейнах. Спокойной воды почти нет. Водные устройства становятся композиционными центрами сада, располагаются по его осям, на них фокусируются видовые лучи.

Планировка

Итальянские сады относятся к регулярным. Они замкнуты и строятся на внутренних композициях. Замкнутое пространство сада связано с окружающим ландшафтом с помощью одного или нескольких внешних видов, включенных в обзор с внешних точек сада. К саду часто примыкают «лесные» участки или рощи. В целом планировка итальянского сада формировалась следующим образом:

  • на террасированном склоне, в его различных местах – на вершине, в средней части или у подножия – размещался дом. Он был планировочной доминантой сада, на которую ориентирована главная композиционная ось;
  • сад имел ярко выраженное, осевое построение. Главная продольная ось проходит поперек террас. Перпендикулярно ей направлены поперечные оси. Композиционные узлы — дом, партер, фонтаны и другие архитектурные сооружения размещались по этим осям, на их пересечении или завершении;
  • основная часть сада была занята насаждениями в боскетах, дающими тень, обрамляющими внутренние перспективы и узлы, акцентирующими их декоративные элементы;
  • партеры размещались по главной оси и, в зависимости от рельефа, либо непосредственно перед домом, либо у подножия склона. Партер представлял собой плоский сад. Он был продолжением дома, оформлялся цветниками или арабесками из стриженого буксуса, украшался фонтанами и скульптурой. Часто на партерах устраивались беседки, трельяже, перголы;
  • плоская часть сада часто замыкалась полукруглой стеной из камня или растений и обычно заканчивалась ступенчато оформленным откосом. Такой прием получил название амфитеатра. Каменные стены амфитеатра оформлялись скульптурой и завершались балюстрадой; — типичный элемент — так называемый «секретный сад» — изолированный участок или небольшой сад, предназначенный для отдыха; — каждый узел композиционно завершен в общем, целостном решении сада.

Ренессансные сады делились на прямоугольные «зеленые кабинеты», где можно было уединиться, читать, размышлять или беседовать с друзьями. «Зеленые апартаменты» были изолированы и посвящены каждый своей теме. В некоторых был устроен лабиринт с тем или иным аллегорическим значением, в другом – плодовый сад, в третьем были собраны душистые растения. «Зеленые апартаменты» соединялись между собой коридорами, лестницами, переходами. Они так же украшались, как украшались и сами комнаты и залы во дворце, их переходы и лестницы.

Важна одна особенность садов, которая в той или иной форме была нарушена только во французском Классицизме. Аллеи служили не для раскрытия видов (на дворец или окружающую местность), а для сообщения между отдельными «апартаментами» сада. Поэтому они были узкими и сравнительно тесными. Располагаясь на разных уровнях, отдельные «апартаменты» соединялись между собой скрытыми переходами, лестницами – отнюдь не парадными, а центральная аллея была относительно узка и не обязательно вела к основной части дворца. Напротив, чтобы дать саду большую уединенность, дворец располагался не по центральной оси сада, а сбоку.

Рассматривая сады эпохи Возрождения, мы должны учитывать, что существенной частью садово-паркового искусства были в это время и окружающие эти сады местности. Они служили для прогулок и частично также «организовывались». Благодаря этой «полуорганизованной» части природы, окружавшей ренессансные сады и служившей для прогулок, сады и природа местности были удивительно слиты. Увековеченные впоследствии в XVII в., уже в эпоху Барокко, в картинах Клода Лоррена и Никола Пуссена виды Римской Кампаньи вошли в историю садово-паркового искусства. Этим искусством окружающие сады ландшафтные парки были в известной мере «узаконены» уже в XVII в., а впоследствии, в XVIII в., возведены в ранг «высокого» садового жанра.

Три характерные черты свойственны садам Ренессанса:

Первая – это новое обращение к Античности . (Подбор античных скульптур в садах Ренессанса по содержанию был более или менее случаен, но тем не менее античные скульптуры не были чисто формальным украшением: они создавали историческую перспективу, крайне важную для эпохи Ренессанса и последующего Барокко).

Вторая – это значительная секуляризация символико-аллегорической системы садово-парковоо искусства.

Третья – это расширение на новой основе архитектурной стороны садов.

Философский анализ садово-парковой культуры тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 24.00.01, кандидат философских наук Малахова, Татьяна Ивановна

  • Специальность ВАК РФ 24.00.01
  • Количество страниц 131

Оглавление диссертации кандидат философских наук Малахова, Татьяна Ивановна

Глава 1. Сущность и функции садово-парковой культуры

1.1.Садово-парковая культура как специфическое общественное явление

1.2. Происхождение и содержательная нагрузка садово-парковой культуры

1.3. Функции садово-парковой культуры

Глава 2. Мировоззренческие трансформации семантики садово-парковой культуры

2.1. Идеалы восточной садово-парковой культуры

2.2. Садово-парковая символика

2.3. Проблемы типологии садов и парков

2.4. Динамика мировоззренческих смыслов садово-парковой культуры

Глава 3. Философичность садово-парковой культуры.

Читайте также:
Сад и культура России - Лихачев Д.С. "О садах" - Садово-парковое искусство

3.1. Садово-парковая культура и ее атрибуты

3.2. Принципы, ограничения и концепции садово-парковой культуры

3.3. Семантика садово-парковых стилей – анализ концепции Д.С. Лихачева

Рекомендованный список диссертаций по специальности «Теория и история культуры», 24.00.01 шифр ВАК

Мировоззренческие основания мировой и отечественной садово-парковой культуры 2002 год, кандидат философских наук Вавер, Ольга Юрьевна
Садово-парковый топос в русской литературе первой трети XIX века 2007 год, кандидат филологических наук Сахарова, Елена Викторовна
Традиции садово-паркового искусства в контексте истории китайской культуры 2006 год, кандидат культурологии Новикова, Екатерина Валентиновна
Садово-парковое строительство в сибирском городе 2006 год, кандидат искусствоведения Пойдина, Татьяна Витальевна
Традиционный китайский “Личный сад”: На примере области Цзянсу, XIII-XIX вв. 2005 год, кандидат архитектуры Чэнь Сянжуй

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Философский анализ садово-парковой культуры»

Актуальность темы исследования. Настоящее время стремительных и быстрых социальных перемен не сняло с повестки дня потребность в наслаждении природой, культивировании ее лучших образцов, оздоровлении нации и пополнении строя эстетических переживаний посредством времяпрепровождения в комплексах садово-парковой зоны. Роль садово-парковой культуры в жизни нашего современника, помещенного в условия жесткой урбанизации, переполненной стрессами, велика, хотя и не достаточно осознана. Изучение сущности и функций садово-парковой культуры имеет существенное значение для решения множества проблем, связанных с культурой здоровья и сохранения здорового образа жизни.

Философский анализ садово-парковой культуры вызван необходимостью расширения контуров теоретической культурологии. Осмысление сущности такого повсеместно дающего о себе знать, но, тем не менее, не попавшего в дружную семью культурологической тематики явления, как садово-парковая культура, есть реальное приращение к современному потенциалу философско-культурологической мысли.

Актуальность темы садово-парковой культуры приобретает особое значение в контексте обустройства индивидуального уровня бытия. Широко распространенное увлечение садоводством в настоящее время стало дополняться увлечением ландшафтным дизайном, когда в пригородных домах и дачах возводятся альпийские горки, создаются искусственные фонтаны и водоемы, устраиваются японские садики. При этом чисто интуитивное или геометрическое решение разбивки сада на относительно небольшой территории без знания символики, традиций и основ гармонизации пространства оказывается зачастую неэстетичным, духовно ненаполненным, эклектичным. И хоть современная Россия реагирует на потребности развития садово-парковой культуры весьма медленно, чему имеются свои экономические, политические и идеологические причины, философско-культурологическое исследование основ, сущности и, в особенности, семантики «зеленой архитектуры» чрезвычайно значимо. Оно во многом обогатит личностно-индивидуальный аспект жизнедеятельности современного человека, поднимет уровень культуры, времяпрепровождения и быта, обращенного к красотам гармонизованного пространства, будет способствовать воспитанию тонкости мировосприятия и, в конечном счете, благотворно скажется на всем образе жизни нашего современника. Новая культурная ситуация настоящего времени связана с ясно ощущаемыми импульсами возрождения России. Она обостряет проблемы ответственности культурного сообщества, интеллектуальной элиты и широкой общественности в деле обеспечения экологически благоприятной атмосферы существования нашего народа. Цепь садов и парков есть та необходимая, связующая человека и природу нить, разрыв которой лишает современного человека возможности полноценного духовного развития, культивирования тонкого образного мировосприятия, совершенствования строя душевных переживаний.

Актуальность анализа садово-парковой культуры обуславливается идеей высоко предназначения садов и парков. Оно с очевидностью проявлено не только со стороны психотерапевтической компоненты, в так называемом «лечении красотой». Высокое предназначение садов сказывается в многообразии содержащихся в них смыслов, в их глубоком просвещенческом, символическом, мемориальном и интеллектуальном влиянии.

Степень разработанности проблемы. В изучении поставленной проблемы большое значение имеют источники, связанные с описанием садово-паркового искусства в изданиях, посвященных истории западного и восточного искусства всех времен и народов. Важна информация, предполагающая расшифровку символики и этимологии различных компонентов садово-паркового искусства. Сведения подобного рода содержатся в энциклопедиях, справочниках, мифологических и этимологических словарях.

Вместе с тем, идеи, свидетельствующие об осознании значимости садово-парковой гармонизации бытия, присутствуют уже в античности. Они могут быть связаны с именами Гиппократа, размышляющего о структурной соотнесенности между окружающей средой, характером человека и болезнью, представлены в диалогах Платона, посвященных описаниям занятий его Академии, расположенной в парке. Особого внимания заслуживает описание сада философов – Лицея Аристотеля, вошедшего в историю под названием перипатетической школы (школы прогуливающихся), а также сада Эпикура. Историко-философские работы, например, эссе Ф. Бэкона, посвящены заинтересованному анализу предназначения садов. Строй переживаний человека в его взаимоотношениях с красотами природы затронут эстетикой романтизма.

Среди теоретических работ, посвященных этой теме, наиболее фундаментальными являются труды академика Д. С. Лихачева, который стремился проследить определенные стилистические признаки садово-паркового искусства в их связи с поэзией и эпохой. Он основывался на анализе многочисленных зарубежных источников, относящихся к прошлым векам и содержащих громадный фактический материал по описанию садов и, в частности, работы Ж. Делиля «Сады». Исторический аспект изучения садово-парковой культуры содержится в работах В. Дормидонтовой, В. Малявина, С. Палентрес, Е. Парнова, М. Рандхава и др. Роль и значимость символики, использующейся в садово-парковой культуре в различные эпохи, показана в трудах Г. Бидермана, Н. Бердяева, Э. Кассирера, К. Леви-Стросса, А. Лосева, М. Мамардашвили, К. Свасьяна и др.

Существует обширный массив литературы, связанный с изучением садово-паркового искусства в рамках узкоархитектурного подхода, как произведений «зеленой архитектуры». Например, работы J1. Залесской, И. Крейча и А. Якобова, Ю. Курбатова, 3. Николаевской, 3. Федоровой. Данные исследования содержат весьма важный конкретный и позитивный материал садово-паркового дизайна, но, как правило, не направлены на выработку глубоких философских и культурологических обобщений. Дворцово-парковое искусство стало предметом анализа В. Дедюхиной, О. Евангуловой, А. Раскина, К. Минеевой, А. Петрова, В. Витязева, Д. Швидковского, J1. Тыдмана и др.

Читайте также:
Ботанический сад - Сады и парки мира

В работах Е. Щервинского, В. Артамонова, П. Косаревского и др. рассматриваются основные принципы садово-парковых композиций. Т. Дубяго, А. Вергунову и В. Горохову принадлежат исследования и описания русских регулярных садов и парков. В работах И. Боговой и JI. Фурсовой анализируются особенности ландшафтного искусства. Садово-парковое искусство как самостоятельное направление представлено работами Е. Щукиной, Е. Глезер, И. Косаревского, М. Денисова.

Особое место занимает сложная линия преемственности: буддизм -храмовые парки – стиль «японский садик» (Н. Николаева и др.). Однако данная связь прослеживается весьма фрагментарно без выхода на мировоззренческие обобщения, созвучные умонастроениям нашего современника. К источникам, посвященным названной тематике, можно отнести работы М. Коржева, Н. Титовой, В. Черкасова и др.

Многочисленны литературные описания садов и парков, их можно найти и в отечественном литературном наследии: произведениях Гоголя, Гончарова, Карамзина, Пушкина, Достоевского и др., и в зарубежном: у Боккаччо, Бенуа, Руссо и многих других. Особое место занимает литература, описывающая мир русской усадьбы, представляющий один из типологических аспектов садово-парковой культуры. Это работы С. Боровковой, Бондаренко, Е. Смилянки. Труды ученых В. Турчиной, Н.

Евсиной, Т. Каждан посвящены выяснению роли усадьбы в художественной культуре.

Для проведения исследования большое значение имела философская литература по истории и теории культуры, эстетике, искусству, составившая предпосылочную базу исследования. Особо значимы работы В. Давидовича, Г. Драча, Т. Матяш, С. Еременко, В. Пигулевского, В. Поликарпова, С. Сущего, Л. Штомпель и др.

Вместе с тем, круг работ, посвященных собственно философскому анализу садово-парковой культуры с точки зрения выявления ее сущности, функций, семантической значимости, крайне узок. Углубление в философские основания садово-парковой культуры, в ее непосредственную связь с мировоззрением той или иной эпохи и вплетенность в социокультурное пространство заслуживает пристального внимания и детализации.

Цель и задачи исследования. Основной целью данного исследования является философский анализ сущности, функций и мировоззренческой семантики садово-парковой культуры. Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд следующих задач:

– осмыслить сущность садово-парковой культуры как специфического общественного явления;

– раскрыть значение семантических, символических и ритуальных компонентов садово-парковой культуры;

– выявить мировоззренческую динамику и расширяющееся многообразие функций садово-парковой культуры;

– вскрыть идеалы восточной садово-парковой культуры;

– показать взаимозависимость особенностей садово-парковой культуры, мировоззренческих ориентаций и эстетического климата эпохи;

– проанализировать философичность садово-парковой культуры сквозь призму атрибутики: пространство, время, отражение, развитие;

– выявить проблемные моменты и дальнейшие перспективы развития концепции Д. Лихачева.

Научная новизна исследования;

– в контексте философско-культурологического исследования осмыслена сущность садово-парковой культуры как специфического общественного явления, связанного с культивированием растений, гармонизацией окружающей среды и расширяющимся многообразием функций;

– выявлено значение семантических, символических и ритуальных компонентов садово-парковой культуры, раскрыты идеалы мироощущения восточной садово-парковой культуры;

– показаны вехи исторической семантики садово-парковой культуры, а также взаимозависимость мировоззренческой динамики и эстетического климата эпохи на основе идеи взаимосвязи окружающей среды, психического склада личности и строя ментальных установок;

– исследована концепция Д. Лихачева, связанная с пониманием садово-парковой сферы как гипертекста, выявлены проблемные моменты и дальнейшие перспективы ее развития.

Методологические и теоретические основы исследования.

Проведение исследования предполагало объединенное использование философских принципов, таких как системность, эволюционализм, принцип развития, объективности и конкретности рассмотрения со специфическими методами культурологического исследования, среди которых особо значимы дескриптивный (описательный) и компаративистский (сравнительный) подходы. Автор использовала прием типологизации, опиралась на интерпретационно-герменевтический подход, помогающий вскрыть мировоззренческий контекст эпохи. Особое значение придавалось методу семантической реконструкции, связанной с выявлением смыслов в соотношении духа эпохи и особенностей садово-парковой стилистики.

Теоретическую базу исследования составили: фундаментальный труд академика Д. Лихачева, работы отечественных и зарубежных историков садово-паркового и ландшафтного искусства, труды культурологического и историко-философского характера.

Положения, выносимые на защиту:

1. Садово-парковая система в отличие от произведений живописи или архитектуры – это живой, функционирующий объект, который не может быть полностью музеефицирован. Он представляет собой процесс организации и гармонизации пространства посредством культивирования растений. Садово-парковая культура отражает одну из рафинированных разновидностей человеческого опыта и выполняет наряду с утилитарной и эстетически-упорядочивающей, релаксационно-оздоровительную и развлекательно-познавательную функции.

2. Семантика садово-парковой культуры изначально многозначна, однако в историческом генезисе садово-парковой культуры огромное значение принадлежит религиозным культам. О ритуальной составляющей свидетельствует: закрепление в рамках христианской традиции за греческим словом «ра ri-daeza» (парадиз) – сад, парк – представления о месте вечного блаженства, о райе; первые попытки акклиматизации растений для обеспечения религиозных обрядов, сакральное значение тени деревьев для загробной жизни, необходимость разбивки маленьких садиков перед гробницами, древнеславянское обозначение сада – «верт», «вертище», «вертоград», созвучное имени языческого бога садов – Вертумна, и, наконец, фигуры монахов – первых мастеров-садоустроителей.

3. Мировоззренческая динамика функций садово-парковой культуры предполагает помимо традиционного движения в амплитуде “от полезности до наслаждения” приоритеты, способствующие сохранению здоровья человека. В современной садово-парковой культуре действует принцип расширяющегося многообразия функций. Особое значение наряду со средообразующей функцией приобретает информационная и развлекательная функции. Они связаны как с многообразием “сообщений” зеленой архитектуры, так и с включением в стратегию развлечений.

Читайте также:
Начало и происхождение пейзажных садов - Лихачев Д.С. "О садах" - Садово-парковое искусство

4. Восточная садово-парковая культура задает образ мудреца, который получает удовлетворение от созерцания природы и черпает энергию из воздуха, воды, скал, земли, неба. Центральными идеями этой культуры являются: идеалы духовного здоровья человека, чувствительность природы к настроению и отношению к ней человека, глубинная символичность целого и элементов композиции, а также представление о том, что каждая из деталей, вплоть до мельчайшей, «переживает состояние целого». Последние объясняют миниатюрные размеры, как самого японского садика, так и прочих феноменов восточного искусства.

5. При исследовании мировоззренческой динамики садово-парковой культуры плодотворна идея взаимозависимости окружающей среды, психического склада личности (или населяющей данное место этнической общности) и строя ментальных установок. Исторические вехи эволюции садово-парковой культуры фиксируют: направленность на просвещение и публичность садово-парковой культуры Греции, триумфальность садово-парковой культуры Рима, сосредоточенность и уединенность монастырских садиков Средневековья, культ наслаждения садов Ренессанса, появление иронического элемента в эпоху Барокко, пафос наивысшей красоты природных образцов в Классицизме; «интенсивную эмоциональность» Романтизма, эклектичность современной эпохи.

6. Философичность садово-парковой культуры обусловлена отношением человека к природе, в котором его мышление проявляется в формах «зеленой архитектуры». В основание садово-парковой культуры помещено наиболее фундаментальное взаимодействие: Человек – Земля в аспекте утилитарно-практического и эстетического проявлений. Садово-парковый комплекс выступает как особого рода времяпоглощающий объект “зеленой архитектуры”, иллюстрирующий связь философских категорий: пространства, времени, развития и отражения. Садово-парковая культура помещает индивида внутрь этой атрибутики, заставляет наблюдать ее зримо, воочию.

7. Историко-культурологический контекст концепции Д. Лихачева приводит к выводу о понимании садово-парковой сферы как гипертекста, перекрывающего смысловые планы природного бытия и человеческой духовности. Однако, обсуждаемая идея не нова, еще в рамках романтической эстетики осуществлен возврат к древнему образу зашифрованной «книги природы», где человек является единственным существом, обладающим ключом к ее иероглифическому языку. В концепции Лихачева присутствует обращение к категориальному аппарату теории информации, включающему понятия: “выбор сообщений”, “отправитель сообщений”, “получатель”, тезаурус. Плюрализм языка садов проявляется в напластованиях стилистических реплик различных эпох, отражается многофункциональностью садово-парковой культуры и многомерностью ее психофизиологического воздействия на человека.

Практическая значимость исследования.

Результаты диссертации могут быть использованы в практической деятельности по организации и благоустройству садово-парковой зоны, могут оказаться большим стимулом в педагогической, культурно-просветительской и эстетико-воспитательной работе. Они помогут углубить представление о мировоззренческих основах садово-парковой культуры, быть использованы при выработки основ социальной политики по отношению к природно охранным мероприятиям.

Материалы диссертации могут оказаться значимыми в преподавании курсов культурологии, эстетики, истории и теории культуры, а также спецкурсов по данной проблематике. Результаты диссертационного исследования способствуют углубленному теоретическому представлению в области философии, затрагивающей темы бытия человека, они помогут понять роль и значение садово-парковой культуры в жизнедеятельности человека, восстановлении его здорового образа жизни. Диссертационное исследование может представлять интерес и для широкого круга гуманитариев и любителей садово-парковой деятельности.

Основные положения работы докладывались на конференции «Новая Россия: духовность, гражданственность, возрождение. ( Новороссийск, май, 2000 г.), на научной конференции аспирантов и соискателей РГСУ (Ростов-на-Дону, апрель, 2001 г). Диссертационная работа обсуждалась на заседании кафедры культуры, этики и эстетики факультета философии и культурологии Ростовского Государственного Университета (июнь 2001г.). По материалам исследования издано четыре публикации.

Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих десять параграфе, заключения и списка использованной литературы. Общий объем текста диссертации составляет 131 страницу, список литературы включает 146 наименований.

Поэма «сады» жак делиль

«Сады или искусство украшать сельские виды». Сочинение Жака Делиля

Поэма «Сады» Жак Делиль. «Сады, или искусство украшать сельские виды»

Поэма “Сады” — гимн садово-парковому искусству, которое в галантном XVIII веке стало занимать одно из ведущих мест в художественной культуре Европы. В этом столетии европейские монархи соревновались между собой в изысканности своих садов и парков, на устройство которых тратилось больше денег, чем на строящиеся дворцы и замки.

Эта поэма имела в России в начале XIX в. огромный успех.

Жак Делиль. Поэма «Сады»

Песнь первая
Песнь вторая
Песнь третья
Песнь четвертая

Жак Делиль — А. Воейков

Творчество известного французского писателя и поэта, воспевшего искусство создания сада — Жака Делиля.
Французский садовник XVIII в. Жак Делиль (1738-1813) прославился тем, что свое представление о гармоничном саде он воплотил не только в созданных им садах, но и облек в стихотворную форму. В своей поэме «Сады» Жак Делиль прямо заявляет, что сады «говорят», «вещают», «ведут разговор», «дают уроки». «Сады» Жака Делиля без всякого преувеличения можно назвать стихотворным пособием по ландшафтному дизайну, как сейчас принято называть садовое искусство. Советы Делиля, облеченные в яркую, образную форму, звучат сегодня как нельзя более актуально. Судите сами:

Мне светит Флоры взор: я буду петь сады!
Я расскажу о том, как весь пейзаж окрестный,
Возвышенный искусств гармонией чудесной,
Неузнаваемый приобретает вид
И восхищает взгляд, и душу веселит,
А зданья стройные своей архитектурой
Увенчивают то, что создано натурой.

Искусство тонкое, что опишу я вам,
Восходит к прошлому, к далеким временам.
С тех пор как человек пахать обрел уменье,
Украсить дом и двор он ощутил стремленье
И стал вокруг себя сажать для красоты
По вкусу своему деревья и цветы.

Итак, начну я песнь, Филиппом вдохновленный.
Сюжет меня ведет на путь определенный.

Ведь каждый сад — пейзаж, и он неповторим.
Он скромен иль богат — равно любуюсь им.
Художниками быть пристало садоводам!

Но действуй не спеша и, прежде чем дерзнуть
Лопатой грубою земли поранить грудь,
Вглядись в нее любя и, лишь найдя изъяны,
Берись их исправлять, как лекарь лечит раны.
Во всем, всегда, везде природе подражай!
Случалось ли тебе порой увидеть край,
В котором было все — такое совершенство,
Что ты почувствовал и трепет, и блаженство?
Навеки в памяти его запечатлей.
Как улучшать поля — узнаешь у полей!

Есть много чудных мест, украшенных на диво.
Какое предпочесть, решайте справедливо…

В России северной свирепствуют метели,
Но мощные леса, их кедры, сосны, ели,
Мхи и лишайники во мгле морозных зим
Стоят зеленые под слоем снеговым.
Умение и труд там все превозмогают.
Огонь с морозами бороться помогает,
И Флора юная приходит в свой черед
Туда, где сам Вулкан Помону бережет.
Великий мудрый царь принес в народ науку;
Он над страной простер властительную руку,
В борьбе со стариной верша свои труды.
Вкусят потомки им взращенные плоды.

Читайте также:
Сады и парки мира - Садово-парковое искусство

Китай нас поразит и странностью растений,
И необычностью затейливых строений,
Изгибом мостиков, и пагод высотой,
Фарфором, росписью и красок пестротой.

Чаруют в Турции, в садах ее восточных
Фонтанов звонкий плеск, журчанье вод проточных,
Сквозных беседок тень, кусты цветущих роз,
Пьянящий аромат, кружение стрекоз
Над влажным мрамором бассейнов, обрамленных
Толпою томных дев, жарою утомленных.

Вкруг замка — парк, а в нем — высокие аллеи,
Лужайки светлые, тропинки, что, белея
Среди густой травы, притягивают взгляд
И в глубь кудрявых рощ приветливо манят.
Там кроны тополей, верхи дубов могучих
Над светлым кружевом ив и берез плакучих
Темнеют сотни лет на склонах древних гор.
Шумит под ветром их многоголосый хор,
И ветви пышные с годами не редеют,
А поднимаясь ввысь, растут и молодеют…

Коль хочешь разбивать, сажать и строить сад,
Постигни раньше край, узнай, чем он богат;
Тогда возможности используешь умело,
И принесет плоды затеянное дело.

И сад становится прекрасней год от года.
Творенье ваших рук, он все-таки — природа.

Нельзя на маленьком пространстве, в узкой рамке,
Все сразу поместить — беседки, гроты, замки,
Часовни, пагоды… Пленить стараясь всех,
Лишь осуждение ты вызовешь и смех.

Но не впускайте в сад холодного металла!
Природу оскорбит вторженье топора!
Она — художница, и кисть ее добра.
Как строен и пушист высокий, гордый ясень:
В нем ветка каждая, в нем каждый лист прекрасен.
А ножницы… Нет, нет, не троньте! Он живой!
О, нимфы, прочь скорей! Над вашей головой
Опасность страшная! Но — кончено… Свершилось!
Верхушка пышная поникла и свалилась,
А ясень застонал. Он без вины казнен.

О, как бы я хотел, чтоб вся моя страна
В Эдем, в единый сад была превращена!
Но вот что надо знать любому садоводу:
Есть два лишь способа преображать природу:
Один рассчитанностью линий покорять,
Другой — нежданными картинами пленять.
Но — надо выбирать: они несовместимы.
Тому попробуем примеры привести мы.
Один являет нам симметрии закон.
Изделия искусств в сады приносит он.
Повсюду разместив то вазы, то скульптуры,
Из геометрии взяв строгие фигуры,
Деревья превратит в цилиндры и кубы,
В каналы — ручейки. Все у него — рабы.
Он — деспот, властелин, надменный и блестящий.
Другой все сохранит: луга, овраги, чащи,
Пригорки, впадины, неровность, кривизну,
Считая госпожой естественность одну.
Что ж, может быть, они по-своему и правы…

Ведь сколь грустны сады, где клумбы — как заплаты,
Где все расчерчено на ровные квадраты,
Где каждый маленький зеленый уголок
Причесан так, чтоб в нем укрыться ты не мог,
Где нет ни дерева без выстриженной ветки
И одинаковы, как близнецы, беседки,
Где разлинованы тропинки, как чертеж,
И где источника без вазы не найдешь,
Где вместо тополей — шары и пирамиды,
Пейзажа нет, а есть искусственные виды,
И всюду пастушки из мрамора стоят…
Лесная глушь милей, чем этот жалкий сад!

Природы никогда не будет слишком много:
Всегда прекрасная, она — творенье бога.

Наука о садах — вот мирный мой удел,
И нечто, кажется, я сделать в ней сумел.
Покрыли землю сплошь теперь в садах газоны,
И Флора щедрая на их ковер зеленый
Рассыпала цветы. Вершины скудных гор
Короной из ветвей украсил пышный бор.

Подражание живописи определяется в поэме Делиля; садовый архитектор становится для него прежде всего садовым живописцем: он живописует, рисует, накладывает краски, подбирает оттенки листвы, рассчитывает окружающие виды и открывающиеся перспективы.

Вот краски, полотно, вот кисть, соображай:
Твоя Природа! сам рисуй и поправляй.
Но не спеши садить, смотря и замечая,
Учися украшать, Природе подражая.

Дерзай, бог создал свет, а человек украсил.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: