Тюльпанная лихорадка (тюльпаномания)

Полцарства за тюльпан!

В 17-м веке возник ажиотажный спрос на луковицы тюльпанов в Нидерландах. Люди готовы были отдать за эти цветы целое состояние.

Из хобби — в бизнес

Первые луковицы тюльпанов завезли в Европу из Ирана и Османской империи во второй половине 16-го века, а в Нидерландах ими заинтересовались не раньше начала 17-го столетия. Цветы в то время были довольно простыми — одноцветными, без каких-либо изысков. Однако вскоре садоводы заметили, что у некоторых тюльпанов вырастают пестрые лепестки.

Причина этого явления крылась в особого рода вирусе, который не получалось культивировать — лишь по счастливой случайности земледельцу удавалось получить несколько необычных цветов. Но именно такие тюльпаны приносили наибольшую прибыль — их с радостью скупали аристократы из Франции и Германии. Правда, торговля с Германием была делом неблагодарным. Немецкие богатеи платили щедро, но нерегулярно — из-за постоянных войн деньги у них водились не всегда.

Выращивание тюльпанов из всеобщего увлечения в Европе превратилось в выгодный бизнес, в имениях аристократов была мода на пышные клумбы. Богачи, желая перещеголять друг друга, стремились получить луковицу очень редкого сорта.

Особенного успеха в разведении тюльпанов и селекции новых сортов добились голландцы. В цветоводов переквалифицировались сотни вчерашних рыбаков и ремесленников. Многие фермеры превращали свои поля и огороды в обширные плантации для выращивания столь востребованного растения.

Голландец готов с оружием защищать свой горшочек с тюльпаном. Источник: pinterest.ru

Цены на луковицы устойчиво росли несколько лет. И Голландия, с её передовой экономикой и духом свободного предпринимательства, превратилась в главного поставщика тюльпанов для всей Европы.

Одновременно в Амстердаме и ряде других городов сложились стихийные биржи, где активно шла торговля столь актуальным товаром. Причём в торгах энергично участвовали не только профессиональные брокеры, но и множество случайных людей. Ещё одной особенностью таких бирж стала спекуляция фьючерсами. То есть контракты заключались на покупку и продажу луковиц, которые ещё предстояло вырастить. Или тех сортов, которые ещё даже не выведены.

Начало конца

1634 год традиционно считается стартом тюльпаномании. Бурный рост цен подстегнул и приток капиталов из других стран. За неделю цена на «новинку» рынка могла подскочить вдвое. Известны случаи, когда за горшочек с тюльпаном экзотической расцветки отдавали мельницу или корабль. Желанными невестами считались девушки, в приданое за которых давали луковицу пёстролепесткового сорта.

К концу 1636 года ажиотаж достиг апогея. Резко подскочила стоимость не только редких, но и самых обычных тюльпанов. Многие были искренне уверены, что цена на эти цветы будет расти вечно. Краткосрочное падение спроса в ноябре обернулось вскоре ещё более бурным ростом цен. Многие спекулянты потеряли чувство реальности. Они стали столь самоуверенны, что закладывали всё своё имущество, не задумываясь о потенциальных рисках.

5 февраля 1637 года в Алкмаре, недалеко от Харлема, на аукцион была выставлена коллекция луковиц, собранная только что умершим садоводом Воутером Винклем. Его наследники намеревались выручить за тюльпаны целое состояние. Ещё до начала торгов один спекулянт купил у них луковиц на 21 тыс. гульденов, затем редкая луковица «Адмирала Энкхузена» ушла за 5200 гульденов, всего же организаторам акциона удалось собрать почти 90 тыс. золотых. Но буквально через два дня после торгов рынки Голландии, шокированные невероятным ростом цен, обвалились, луковицы обесценились.

Рынок оказался перегрет, и биржевой пузырь закономерно лопнул. Стоимость луковиц упала в разы. Сотни владельцев расписок (среди которых были и врачи, и пекари, и даже трубочисты) на ещё не выросшие цветы оказались банкротами. Власти, желая спасти ситуацию, пошли на радикальные меры. Чтобы остановить падение цен, на плантации с цветами отправляли солдат для уничтожения рассады. Но всё было тщетно. Тюльпановые биржи рухнули.

Позднее в литературе история тюльпанового безумия и полного разорения биржевых игроков была ярко и неоднократно описана. Сложилось множество мифов и небылиц. А ведь на самом деле экономика Голландии на фоне краха тюльпановых бирж не только избежала депрессии, но и продолжила рост. А Нидерланды до сих пор остаются мировым лидером в производстве цветов.

Кадр из фильма «Тюльпанная лихорадка», 2017. Источник: pinterest.ru

Главный урок тюльпаномании заключался в том, что любая игра на бирже должна вестись обдуманно и профессионально. А когда активом начинают заниматься сразу все — это признак грядущего пузыря. Вспоминаются слова знаменитого финансиста Джона П. Моргана-младшего, успевшего спасти свои активы перед биржевым крахом 1929 года: «Когда на рынок выходят чистильщики обуви — профессионалам надо уходить». Опытные брокеры всегда чувствуют главные тренды. И успевают вывести и свои, и клиентские средства до того, как пузырь лопнет.

«Тюльпановая лихорадка» — первая в истории финансовая пирамида

Финансовые пирамиды, от которых в конце прошлого – начале этого века пострадало множество россиян, явление, оказывается, далеко не новое. Одна из первых таких пирамид возникла в далеком XVI веке и привела к разорению целой страны – Голландии.

В 1593 г. Каролус Клусиус, руководитель сада лечебных трав императора Максимилиана II, посадил несколько луковиц тюльпана в землю ботанического сада Лейденского университета. На следующий год появились цветы, которые определили всю будущую судьбу Голландии.

Читайте также:
Приметы "бабьего лета"

Как и большинство других декоративных растений, тюльпан попал в Европу с Ближнего Востока. Но тюльпан обладал одной интересной особенностью. Из его луковиц вырастали красивые цветки той или иной окраски, а через несколько лет она неожиданно менялась: на лепестках появлялись полосы, каждый раз разных оттенков. Сейчас уже известно, что это результат вирусного заболевания тюльпанов. Но тогда это выглядело чудом. Если торговец бриллиантами должен был купить за большие деньги новый алмаз и огранить его по-новому, то владелец одной-единственной тюльпановой луковицы мог стать владельцем нового, неповторимого сорта, стоившего на тюльпановом рынке уже на несколько порядков больше.

В 1612 году в Амстердаме был опубликован каталог Florilegium с рисунками 100 разновидностей тюльпанов. Например, луковица показанного на рисунке тюльпана, стоила, в зависимости от размера, от 3.000 до 4.200 флоринов.
Новым символом преуспевания заинтересовались многие европейские королевские дворы. Тюльпаны подскочили в цене. В 1623 году луковица редкого сорта Semper Augustus, пользующегося большим спросом, стоила тысячу флоринов, а в разгар тюльпанового бума в 1634-1636 годах за нее платили до 4600 флоринов. Для сравнения: свинья стоила 30 флоринов, а корова – 100 флоринов.
Второй причиной тюльпанового бума стала эпидемия холеры 1633-1635 гг. Из-за высокой смертности в Нидерландах стало не хватать рабочих рук, поэтому зарплаты выросли. У простых голландцев появились лишние деньги, и, глядя на тюльпановое безумие богатых, они стали вкладывать в собственный тюльпановый бизнес.

Клусиус буквально заразил голландцев своим увлечением тюльпанами. В стране началось помешательство, полное безумие, названное позже историками «тюльпаномания». За 20 с лишним лет голландцам удалось вырастить десятки сортов тюльпанов.
В 1625 году луковица редкого сорта тюльпана уже могла стоить 2000 золотых флоринов. Торговля ими была организована на биржах Амстердама, Роттердама, Харлема и Лейдена. Объем тюльпановой биржи достиг астрономической суммы в 40 миллионов флоринов.
К 1635 году цена поднялась до 5500 золотых за луковицу, а к началу 1637 года цены на тюльпаны выросли в 25 раз. Одну луковицу давали в качестве приданого невесте, три стоили столько же, сколько хороший дом, а всего лишь одна луковица сорта Тюлип брассери отдавалась за процветающую пивоварню. Продавцы луковиц зарабатывали огромные деньги. Все разговоры и сделки вращались вокруг единственного предмета – луковиц.

К примеру, луковица красного тюльпана с белыми прожилками стоила 10 000 флоринов, а Рембрандту за его картину «Ночной дозор» заплатили 1800, что его весьма порадовало.
Задокументированным рекордом была сделка в 100 000 флоринов за 40 тюльпановых луковиц. Чтобы привлечь людей небогатых, продавцы начали брать небольшие авансы наличными, а в залог остальной суммы шло имущество покупателя. Например, стоимость луковицы тюльпана Viceroy составляла “2 лоуда (2,25 кубометра) пшеницы, 4 лоуда ржи, 4 жирные коровы, 8 жирных свиней, 12 жирных овец, 2 меха вина, 4 бочки пива, 2 бочки масла, 1000 фунтов сыра, кровать, шкаф с одеждой и серебряный кубок” – всего добра на 2500 флоринов. Художник Ян ван Гойен за десять луковиц заплатил гаагскому бургомистру аванс в 1900 флоринов, в залог остальной суммы предложил картину Соломона ван Руйсдаля, а также обязался написать собственную.

Тюльпановая лихорадка породила легенды. Одна из них – про то, как портовый босяк, увидев входящий в гавань корабль, бросился в контору его владельца. Купец, обрадованный известием о возвращении долгожданного судна, выбрал из бочки самую жирную сельдь и наградил ею оборванца. А тот, увидев на конторке луковицу, похожую на очищенный репчатый лук, решил, что селедка – это хорошо, но селедка с луком еще лучше, сунул луковицу в карман и отбыл в неизвестном направлении. Через несколько минут купец хватился луковицы тюльпана Semper Augustus (“Вечный август”), за которую заплатил 3000 флоринов. Когда босяка нашли, он уже доедал селедку с “луком”. Бедняга загремел в тюрьму за хищение частной собственности в особо крупных размерах.
Другой апокриф – о том, как харлемские торговцы тюльпанами прослышали о гаагском сапожнике, которому удалось вывести черный тюльпан. Депутация из Харлема навестила сапожника и купила у него все луковицы черного тюльпана за 1500 флоринов. После чего прямо на глазах у тюльпановода – любителя харлемцы бросились яростно топтать луковицы и успокоились, только превратив их в кашицу. Они боялись, что невиданный черный тюльпан подорвет их хорошо налаженный бизнес. А сапожник не вынес варварства, слег и умер.

Многие голландцы бросили работу и постоянно играли на бирже по продаже тюльпанов. Для того чтобы купить луковицы и перепродать по более высокой цене, закладывались дома и предприятия. Продажи и перепродажи производились множество раз, в то время как луковицы даже и не вынимались из земли. Состояния удваивались за мгновения, бедные становились богатыми, богатые — сверхбогатыми. Начала строиться первая финансовая пирамида, которой позавидовал бы и Мавроди. Появилась тюльпановая мафия, похищающая луковицы.

А во вторник 3 февраля 1637 года тюльпаномания в Голландии закончилась. Причем неожиданно и по непонятным доселе причинам. Аукцион начался с продажи луковиц недорогого сорта Белая корона по цене 1250 флоринов за лот. Еще вчера было множество желающих купить этот лот за гораздо более высокую цену, но сегодня покупателей не оказалось вообще.
Продавцы поняли, что все луковицы надо немедля продавать, но было некому. Страшная весть разнеслась по городу, а через какое-то время и по всей стране. Цены не просто снизились – тюльпановая биржа разом перестала существовать. Цены на луковицы упали в среднем в сто раз. Десятки тысяч людей за считанные часы разорились и стали нищими. По стране прокатилась волна самоубийств.

Читайте также:
Новогодние традиции и обычаи

Многие хозяйства пошли с молотка. Многие бедняки стали ещё беднее. А Голландия ещё долго страдала от последствий спекулятивной лихорадки. Пострадали и дельцы из Лондона и Парижа, куда она успела переброситься. Тюльпаны же из “ценных бумаг” опять превратились в просто цветы, объект услаждения взора прохожих и гостей.

Тюльпанная лихорадка (тюльпаномания)

Зимой 1637 года в Голландии зверствовала «тюльпанная лихорадка». Спрос на луковицы тюльпана и их стоимость была огромной. Это был первый в истории пример спланированного кризиса.

Тюльпаны- чудо ботанических садов

В 1554 году посланник австрийского императора в Константинополе Огир Гизелин де Бусбек в саду у турецкого султана заметил красивые цветы, которые поразили его своим изяществом. В этом же году посланник на свои деньги приобретает партию луковиц и привозит их в Вену, где их высаживают в саду у Фердинанда I. Садом заведует ботаник Шарль де Леклюз, известный как Карл Клюзиус. Ему удалось создать в саду у Габсбургов необходимый климат, цветы расцвели и их получилось размножить. Новости об этом успехе дошли до руководства университета в голландском городе Лейден, куда Клюзиуса назначают руководителем университетского Ботанического сада. Там Клюзиус занимается скрещиванием разных разновидностей цветов, чтобы получить сорта, которым подходит более холодный голландский климат. Уже в 1594 году первый цветок, устойчивый к заморозкам расцветает.Так началось то, что в последствие назовут «тюльпанной лихорадкой».

Цветок- символ

Красивый и редкий, тюльпан быстро становится новым символом богатства, благополучия и принадлежности к избранному обществу. Обладание им – вожделенно и престижно. Его луковицы становятся драгоценным и очень желанным подарком. Они стоят баснословно дорого. Иногда, чтобы их купить, приходится расстаться с…каменным домом.

Florilegium и причина спроса

В 1612 году каталог Florilegium публикует 100 разновидностей нового цветка. Откуда такое количество разновидностей? Все дело в…вирусе ( но об этом станет известно лишь в ХХ веке). А пока луковицы растут, и, расцветая, цветы дают бесконечное количество вариаций – то полоски разных оттенков, то белые пятна, то еще какие-то пестрины, то кудрявые краешки лепестков. Новым цветком начинают интересоваться королевские европейские дворы. Цены растут, подогреваемые слухами о том, что скоро цветком начнут интересоваться все больше и больше людей, и цены на него не раз повысятся.

Идеальная капиталистическая страна

После затяжной войны с Испанией за независимость, на территории семи северных голландских провинций, после заключения перемирия, основывается буржуазная республика, которая в довольно короткий срок начинает занимать лидирующие позиции в кораблестроении и колониальной торговле – ведущих экономических областях XIX века. Амстердам становится процветающим промышленным центром. Основная причина такого роста крылась в политическом строе Нидерландов, который гарантировал буржуазии практически безграничное господство во всех областях экономики.

Viceroy и Semper augustus – полцарства за цветок

Так сколько же стоили луковицы? В 1623 году луковица сорта Viceroy стоит 1000 гульденов. Много это или мало? Средний годовой доход тогдашнего голландца составлял 150 гульденов, и для того, чтобы купить всего одну луковицу он должен был копить 7, а то и 8 лет. Тонна масла стоила сто гульденов, а триста свиней – 300. Но рекорд побил сорт Semper augustus. Известна запись о сделке, в которой говорится, что за одну луковицу этого сорта дают 6 тысяч гульденов! К слову, самой выгодной невестой считалась та, у которой в приданом была луковица Semper augustus.
Некоторые сделки поражают до сих пор. В 1635 году 40 тюльпанных луковиц были. проданы за фантастическую сумму по тем временам – 100000 гульденов. Нередкими также были случаи, когда одну луковицу продавали за несколько акров плодородной земли, за каменный дом или за несколько центнеров пшеницы. К тому же при продаже лишь часть можно было заплатить гульденами, все остальное можно было отдать коровами, пшеницей, маслом, сыром или добротным вином.

Зимние тюльпаны, биржи и «торговля ветром»

Тюльпаны – товар сезонный. До начала «цветочной лихорадки» ими торговали с мая по октябрь. Однако в период бума стала популярной торговля зимней рассадой. Большинство торговцев старались купить именно зимние растения, потому что весной их можно было продать в два, три, а то и в четыре раза дороже.
Спрос рос, все больше и больше голландцев погружались в новый бизнес. Торговля золотом стала приносить меньший доход, чем торговля луковицами цветов. В Амстердаме, Лейдене, Гарлеме открываются цветочные биржи. Там торговались не только живые, но еще не выросшие «будущие» луковицы. Таким образом заключались сделки на будущее – люди договаривались купить оговоренное количество луковиц в оговоренное время в будущем. Такие сделки назывались «торговлей ветром» (от анг.wind handel). Так люди стали продавать свое время, что для христианской культуры является грехом.

Читайте также:
Декоративная тыква. Лагенария, или горлянка

К 1634 году половина всех сделок на рынке была «бумажной», то есть на будущее. Цены росли, пузырь спроса все больше раздувался, но в феврале 1637 году случился «перегрев» рынка. Луковиц было огромное количество, но их больше некому было продать. Цена на луковицы моментально упала в сто раз, а потом и в тысячу. Обвал рынка ударил по всей голландской промышленности, поскольку и она и вся экономика того времени были сосредоточены на тюльпанах. Начался полномасштабный финансовый кризис. Катализатором процесса выступил фьючерсный механизм – та самая «торговля ветром», -который спровоцировал сначала резкий и нарастающий рост, а потом такое же быстрое падение.
Общенациональная истерия, раздутый пузырь спроса и необоснованная ценность инвестиций привели к краху Однако именно память о «тюльпанной истерии» помогла голландцам в последующие годы воздерживаться от рискованных предприятий и наверстать упущенное за последующие 200 лет.

Тюльпанная лихорадка

«Гуляя по парку тюльпанов
вы даже не заметите, как ваши
проблемы отойдут на второй,
и даже на третий план…»
Из книги отзывов.

По субботам, если дома не сидится и не жаль 50 евро, уезжаю пораньше в Дюссельдорф. На вокзале, выбрав маршрут, отправляюсь в однодневное автобусное путешествие. Всегда найдётся лишний билетик, как в Москве в Большой театр. Но не только мне в это апрельское утро не сидится дома. Желающих поехать на Всемирный праздник цветов в Голландию, хоть отбавляй. Туда сегодня отправляются целых шестнадцать автобусов! Около экскурсоводов, держащих высоко в руках таблички с магическим словом «Койкенхоф», толпится народ. Сверяют списки, перекликаются и… счастливчики ныряют в автобусы; двери закрываются, и вот уж машут на прощанье ручками. От всеобщей суеты, ажиотажа, мне ещё больше хочется на выставку, просто до зарезу туда надо. От волнения в безнадёжных ожиданиях и от утренней прохлады даже слегка знобит. Но… кажется везёт: один турист не явился к посадке.

По-о-оехали… Место прекрасное: переднее, на втором этаже с большим обзором. Попутчики — почти все до единого шпэтаусзидлеры — поздние переселенцы из Сибири, Казахстана с немецкими корнями. Удивляюсь: обычно ездила с флюхтлингами — евреями-беженцами. Эрудированными и любознательными. Потомки этнических немцев в выходные дни экскурсиям предпочитали родню, даже если она проживает в другом конце Германии. Ехали больше похвалиться новыми тачками с крутыми наворотами и большим числом лошадей. Если нет мощного мотора-плиты и цилиндров меньше шести, лучше не позориться, а сидеть дома. Но времена меняются: все мы присматриваемся к местным немцам, учимся у них считать и путешествовать.

Слева от меня две женщины сидят рядом, знакомятся, одна спрашивает:
— Вы по какому статусу попали в Германию; флюхтлинги или аусзидлеры?
— Аусзидлеры.
— Ну тогда о чём же мы с вами можем разговаривать? — огорчается интеллектуалка с блестящей рыжиной в чёрных волосах и с вечерним макияжем с утра пораньше.
Худенькая, светловолосая со стрижечкой вспыхивает:
— Я вас встречала на антике, вы там вещи свои старинные расхваливаете: «Зэр! Зэр!»(очень). Оно же по-немецки не звучит. А дальше: т-п-р-у; не едет… Хромает немецкий у вас, флюхтлингов…
— А у ваших хромает интеллект!
Обе надули губы, едут молча.
Да, сейчас женщин-аусзидлеров порой не отличишь от местных — одеваются в светлые серо-бежевые тона, стригутся под них, стройненькие, промытенькие, работящие, говорят почти без акцента. Выдают происхождение их супруги-мужчины: полноватые, чубы вниз и набок, неуверенные и молчаливо-скромные, пока не выпьют.

Автобус, свернув с автобана, сразу оказывается в зелёных лугах с разномастными коровами цветов какао, топлёного молока, чёрного кофе и пятнистыми — чёрным по белому. Приветливая, эрудированная и юморная Светочка, наш экскурсовод, шутит:
— Если коровы вам покажутся красивее женщин, значит это уже Голландия.
Смеются и женщины, и мужчины, она продолжает в микрофон:
— Но сегодня будем говорить не о коровах, а о тюльпанах; мы едем на Праздник цветов в парке «Койкенхоф». Сами голландцы с гордостью называют его местом, куда надо приезжать даже тем, кто видел на этом свете много чудес и успел пресытиться — этот парк очарует даже таких! А всё началось с тюльпанов, завезённых из Персии. Там он — символ несчастной и страстной любви, из истории, как две капли похожей на Ромео и Джульетту. Сын персидского царя Фархад разбился о скалу, и в том месте, где кровь попала на землю, выросли яркие цветы — тюльпаны.

В Европу они попали в 1554 году, а через 16 лет в Голландии началось безумное увлечение тюльпанами целого народа, получившее название тюльпаномании или тюльпанной лихорадки. За редкие экземпляры этого цветка платили шестью быками, ста мешками зерна или пятнадцатью свиньями. Один покупатель отдал за редкую луковицу свою пивную стоимостью в 30 тысяч флоринов. Многие разорялись и проклинали этот цветок несчастий. Короли, императоры и знатные люди их коллекционировали. Вскоре луковицы превратились в объект финансовых спекуляций и в ХVII веке был издан закон о запрещении биржевых игр на тюльпанах. Тюльпановый кризис вошёл в историю наравне с великой депрессией в США.

Мужчины-шпэтаусзидлеры — этнические немцы из России, сидящие впереди и позади меня, успели чуток принять на грудь пивкА и соответственно — зацепились языками. Им уже не до тюльпанов… Экскурс в историю для меня продолжается с помехами:
— Но эти годы принесли не одни лишь несчастья для Голландии. Они положили начало их цветочной индустрии. Сегодня две трети территории страны заняты под тюльпанами. Голландцы — поставщики номер один на мировом рынке цветов, ежегодно экспортируют на два миллиарда евро только луковиц тюльпанов. Посмотрите, пожалуйста, направо…

Читайте также:
История "солнечных яблок"

Поворачиваем головы и видим цветное полосатое поле цвета радуги, только ярче! У края дороги совсем рядом бежит, чётко очерченная, огненно-красная полоса с зелёно-белой каймой. Даже дух захватывает, глядя на такое чудо! Местное радио в автобусе ещё больше возбуждает любопытство: «Сегодня в наш маленький городок съезжаются тысячи автобусов из всех уголков мира: от любознательной Японии до сдержанной Норвегии». Все указатели ведут на Койкенхоф, как все дороги вели в Рим. Но мы, кажется, застряли. Светочка объявляет:
— Ребята, человек шесть, спуститесь, пожалуйста. Надо убрать с дороги легковую машину. Не бойтесь; мы такое проделываем в Париже каждую субботу.

Желающих размяться вышло больше, чем достаточно. Что и говорить; любят наши мужчины подобные мероприятия. Очень любят! Япошечку аккуратно взяли в руки, переставили куда надо и продвигаемся вперёд. Вот и достигли цели. Выходим из автобуса и медленным шагом вместе с толпой стремимся преодолеть последнее припятствие: ворота знаменитого Парка цветов. Сразу же за ними — умиротворённое зрелище: водоём с фонтаном, окружённый тюльпанами. Вокруг сидят и молодые, и пожилые. Удивительно: но везде спокойно и просторно, несмотря на огромное количество разномастной публики.

Тороплюсь сделать, как можно больше снимков в самом красивом парке Старого света – гордости королевской семьи! В который ежегодно в течение весенних месяцев приезжает более двадцатити миллионов человек. Поэтому мне хочется запечатлеть и лица даже больше, чем тюльпаны. В сказочном парке, раскинувшемся на 32-х гектарах, — море восхититетельных весенних цветов, переливающихся всеми мыслимыми и немыслимыми красками. Здесь и вековые деревья, и живописные пруды; водопады и фонтаны. Красоту тюльпанов, нарциссов, гиацинтов дополняет буйство цветущих вишен и яблонь. В воздухе — пьянящие ароматы. Всё посажено так, что в весенний сезон цветовая гамма здесь меняется трижды.

Бросается в глаза, что посетители этого парка разные по цвету кожи, фасонам одежды, социальному статусу, возрасту и вероисповеданию. Слышу, как они разговаривают на своих родных языках. Нюхают цветы, едят бутерброды, как и я, фотографируют, отдыхают на лавочках и просто на траве. Одна девушка заснула на надувном матраце под деревом.

В парке тихо; неземная красота завораживает, люди говорят вполголоса. Детей на аллеях можно встретить буквально всех возрастов: от выглядывающих из колясок, до восторженно щёлкающих фотоаппаратами. Делаю удачный снимок на ходу: молодые супруги-японцы с пятью девочками в шляпках, кажется, четверо из них близнецы. Впрочем, они все для нас, как близнецы. Давно заметила: узкоглазенькие японочки от мала до велика, просто обожают носить шляпки с полями; им они очень к лицу!

Пожилые, почти прозрачные, незагорелые бабушки из скандинавских стран /попробуй их так назови…/ проворно управляются с видеокамерами и фотоаппаратами. Мусульманки в чёрных одеяниях с большим количеством детей смотрят недружелюбно, если их украдкой или случайно сфотографируешь. Женщины из Индии с родинками на лбу, в ярких сари из струящихся полупрозрачных шелков, облегающих талию, приветливо улыбаются…

Говорят, что иные посетители, ошеломленные царящей красотой, дают здесь клятву бросить пить, курить. А романтики делают предложения своим возлюбленным, потому что сказать «Нет!» среди такой красоты просто невозможно. Две девушки из нашего автобуса, зная об этом, прикалываются — нарядились в белые платья с фатой в надежде повстречать женихов. Возможно, им и повезёт; случай в нашей жизни — всё! По крайней мере, очень много приятных юношей, желающих с ними сфотографироваться. Жаль, что времени маловато, полтора часа пролетают, как пятнадцать минут. Спешу к выходу, чтобы не пропустить главное — цветочный кортеж на соседней улице.

Там уже — толпы ожидающих. Случайно оказалась рядом с трибуной для особо приглашённых. Мест свободных много, думаю: присяду ненадолго, пока шествие не началось. Моему примеру следуют несколько немцев; любят попугайничать, но увы! Тут же подходит нарядная молодая дежурная и, спросив у них пригласительные билеты, любезно указывает на выход. Всем — за исключением меня… Не отвожу глаз от этой рыжеволосой, конопатенькой голландки с неестественно красивыми натуральными зубами, на солнце сверкающими, как диаманты. Её белозубая улыбка просто завораживает! Хочется спросить: «Девушка, вас приняли на эту работу из-за очаровательной улыбки?» Или: «Какое количество продуктов с кальцием употребляете в день?» Наверное, я ей тоже чем-то пришлась по душе, потому что в конце праздника она скажет: «А у вас билета не было», — и мы друг дружке улыбнёмся.

На трибуне угощают соками, водой, шампанским. Подносят бутерброды из чёрного хлеба с белой полоской рыбы, красная рыба — в белом хлебе. Изумляюсь: «Наверняка, вкусно! И со вкусом оформлено! Не только в парке цветовая раскладка, но и в бутербродах». На ум приходит крылатое выражение Виктора Гюго: «Красивое — также полезно, как и полезное. Пожалуй ещё больше!»

Читайте также:
Яблоня, как декоративное дерево

Сижу в третьем ряду и радуюсь, что с таким прекрасным обзором получатся удачные снимки. Ниже меня пожилой поляк стоя читает свою газету, на его безымянном пальце красуется дорогой перстень с лейбом «Армани». Судя по всему, он хочет попасть на трибуну. Как вдруг полная, высокая женщина из толпы, увидев свободные места, вырывается вперёд, сметая всех на своём пути. В том числе и поляка.
— Вы видели, — обращается он ко мне по-английски, — я стоял здесь раньше неё. Это советские люди! Нахальные оккупанты! Какими они были, такими и остались!
Голландка-дежурная спросив билет, которого, конечно же, нет у толстухи, просит её сойти с трибуны. Но бедный поляк! Лучше бы он не связывался с нашими. В толпе их — довольно много:

— Это мы — оккупанты? — спрашивают его по-русски.
Он отвечает возмущённо, тоже по-русски, но с акцентом, наверняка, учил в школе:
— Да!Да! Вы убили наших офицеров в Катыни!
— Русские их убивали?! Грузины — Сталин и Берия! — не менее возмущённо отвечает рядом стоящая женщина.
Взбудораженная толпа наперебой кричит:
— Вы же так любите Саакашвили! Ваш Качинский с эстонцем тут же прилетели пожимать его кровавую руку после расстрела невинных людей в Цхинвали.
— А забыли, как в двадцатые годы вы убили более 20-ти тысяч русских солдат?
— Да если бы не советские воины, ты бы здесь не стоял, дед. Сгорел бы синим пламенем в Освенциме…
Но поляк не сдаётся. Выкрикивает:
— Катынь! Катынь!
— Освенцим! — отвечают ему хором.
Интеллигентный пожилой мужчина добивает поляка цитатой из «Старухи Изергиль»:
«За то вас Бог языком наказал — змеиным, шипящим».

Я конечно же, не на стороне зачинщика скандала; кто проезжал на машине через Польшу, тот знает их недружелюбие, а иногда и открытую враждебность к русским. И это «благодарность» за освобождение их от фашизма, за нашу любовь к Анне Герман, Збигневу Цыбульскому и ко многим другим польским талантливым знаменитостям. Сверху подмигиваю своим так, чтобы в моей солидарности не сомневались. Спор заканчивается весёлым укором:
— Дедушка! Поучите историю. И причём здесь я, девяносто пятого года рождения? Да и, вообще, я немка…

Поголовный смех. Мне видно с высоты — полсвета понимают по русски. Из бывших советских республик, стран социалистического лагеря Западной Европы, ранее обучавшиеся у нас афганцы, монголы, африканцы, кубинцы, нынешние гастарбайтеры из Китая, Кореи… всех не перечесть. Однажды, на канарском острове Ланцароте, ехала по пустыне верхом на верблюде. Поводырь каравана, испанец, неожиданно заговорил по-русски; с удовольствием вспомнил, как ловил рыбу с нашими моряками у берегов Анголы.

Оркестр ударил в барабаны, затрубил в трубы… Начался знаменитый Парад цветов, но поляк его, как-будто, и не замечает. Он «продолжает читать». Его бледные, в коричневых старческих пятнах руки с дорогим перстнем дрожат вместе с газетой. И мне становится его просто по человечески жаль. Поволжские немцы, участвующие в дискуссии, о нём тут же забыли. Тянутся увидеть, поднимая руки кверху, — сфотографировать цветочный кортеж из диковинных ковровых композиций на различные сюжеты. Они, как-будто сотканы из ярко-красных, золотых, бледно-розовых, лимонных, винно-лиловых, пронзительно-синих и бело-зелёных тюльпанов. В том числе и надпись розами, сиренью, нарциссами: «Из России с любовью!»

PS. 24 апреля 2010 года. Это было во время президентства Д.Медведева.
На фото: Акварель автора.Тюльпаны.50Х60 см.

Тюльпанная лихорадка

«Гуляя по парку тюльпанов
вы даже не заметите, как ваши
проблемы отойдут на второй,
и даже на третий план…»
Из книги отзывов.

По субботам, если дома не сидится и не жаль 50 евро, уезжаю пораньше в Дюссельдорф. На вокзале, выбрав маршрут, отправляюсь в однодневное автобусное путешествие. Всегда найдётся лишний билетик, как в Москве в Большой театр. Но не только мне в это апрельское утро не сидится дома. Желающих поехать на Всемирный праздник цветов в Голландию, хоть отбавляй. Туда сегодня отправляются целых шестнадцать автобусов! Около экскурсоводов, держащих высоко в руках таблички с магическим словом «Койкенхоф», толпится народ. Сверяют списки, перекликаются и… счастливчики ныряют в автобусы; двери закрываются, и вот уж машут на прощанье ручками. От всеобщей суеты, ажиотажа, мне ещё больше хочется на выставку, просто до зарезу туда надо. От волнения в безнадёжных ожиданиях и от утренней прохлады даже слегка знобит. Но… кажется везёт: один турист не явился к посадке.

По-о-оехали… Место прекрасное: переднее, на втором этаже с большим обзором. Попутчики — почти все до единого шпэтаусзидлеры — поздние переселенцы из Сибири, Казахстана с немецкими корнями. Удивляюсь: обычно ездила с флюхтлингами — евреями-беженцами. Эрудированными и любознательными. Потомки этнических немцев в выходные дни экскурсиям предпочитали родню, даже если она проживает в другом конце Германии. Ехали больше похвалиться новыми тачками с крутыми наворотами и большим числом лошадей. Если нет мощного мотора-плиты и цилиндров меньше шести, лучше не позориться, а сидеть дома. Но времена меняются: все мы присматриваемся к местным немцам, учимся у них считать и путешествовать.

Читайте также:
Сезон цветов и ароматов

Слева от меня две женщины сидят рядом, знакомятся, одна спрашивает:
— Вы по какому статусу попали в Германию; флюхтлинги или аусзидлеры?
— Аусзидлеры.
— Ну тогда о чём же мы с вами можем разговаривать? — огорчается интеллектуалка с блестящей рыжиной в чёрных волосах и с вечерним макияжем с утра пораньше.
Худенькая, светловолосая со стрижечкой вспыхивает:
— Я вас встречала на антике, вы там вещи свои старинные расхваливаете: «Зэр! Зэр!»(очень). Оно же по-немецки не звучит. А дальше: т-п-р-у; не едет… Хромает немецкий у вас, флюхтлингов…
— А у ваших хромает интеллект!
Обе надули губы, едут молча.
Да, сейчас женщин-аусзидлеров порой не отличишь от местных — одеваются в светлые серо-бежевые тона, стригутся под них, стройненькие, промытенькие, работящие, говорят почти без акцента. Выдают происхождение их супруги-мужчины: полноватые, чубы вниз и набок, неуверенные и молчаливо-скромные, пока не выпьют.

Автобус, свернув с автобана, сразу оказывается в зелёных лугах с разномастными коровами цветов какао, топлёного молока, чёрного кофе и пятнистыми — чёрным по белому. Приветливая, эрудированная и юморная Светочка, наш экскурсовод, шутит:
— Если коровы вам покажутся красивее женщин, значит это уже Голландия.
Смеются и женщины, и мужчины, она продолжает в микрофон:
— Но сегодня будем говорить не о коровах, а о тюльпанах; мы едем на Праздник цветов в парке «Койкенхоф». Сами голландцы с гордостью называют его местом, куда надо приезжать даже тем, кто видел на этом свете много чудес и успел пресытиться — этот парк очарует даже таких! А всё началось с тюльпанов, завезённых из Персии. Там он — символ несчастной и страстной любви, из истории, как две капли похожей на Ромео и Джульетту. Сын персидского царя Фархад разбился о скалу, и в том месте, где кровь попала на землю, выросли яркие цветы — тюльпаны.

В Европу они попали в 1554 году, а через 16 лет в Голландии началось безумное увлечение тюльпанами целого народа, получившее название тюльпаномании или тюльпанной лихорадки. За редкие экземпляры этого цветка платили шестью быками, ста мешками зерна или пятнадцатью свиньями. Один покупатель отдал за редкую луковицу свою пивную стоимостью в 30 тысяч флоринов. Многие разорялись и проклинали этот цветок несчастий. Короли, императоры и знатные люди их коллекционировали. Вскоре луковицы превратились в объект финансовых спекуляций и в ХVII веке был издан закон о запрещении биржевых игр на тюльпанах. Тюльпановый кризис вошёл в историю наравне с великой депрессией в США.

Мужчины-шпэтаусзидлеры — этнические немцы из России, сидящие впереди и позади меня, успели чуток принять на грудь пивкА и соответственно — зацепились языками. Им уже не до тюльпанов… Экскурс в историю для меня продолжается с помехами:
— Но эти годы принесли не одни лишь несчастья для Голландии. Они положили начало их цветочной индустрии. Сегодня две трети территории страны заняты под тюльпанами. Голландцы — поставщики номер один на мировом рынке цветов, ежегодно экспортируют на два миллиарда евро только луковиц тюльпанов. Посмотрите, пожалуйста, направо…

Поворачиваем головы и видим цветное полосатое поле цвета радуги, только ярче! У края дороги совсем рядом бежит, чётко очерченная, огненно-красная полоса с зелёно-белой каймой. Даже дух захватывает, глядя на такое чудо! Местное радио в автобусе ещё больше возбуждает любопытство: «Сегодня в наш маленький городок съезжаются тысячи автобусов из всех уголков мира: от любознательной Японии до сдержанной Норвегии». Все указатели ведут на Койкенхоф, как все дороги вели в Рим. Но мы, кажется, застряли. Светочка объявляет:
— Ребята, человек шесть, спуститесь, пожалуйста. Надо убрать с дороги легковую машину. Не бойтесь; мы такое проделываем в Париже каждую субботу.

Желающих размяться вышло больше, чем достаточно. Что и говорить; любят наши мужчины подобные мероприятия. Очень любят! Япошечку аккуратно взяли в руки, переставили куда надо и продвигаемся вперёд. Вот и достигли цели. Выходим из автобуса и медленным шагом вместе с толпой стремимся преодолеть последнее припятствие: ворота знаменитого Парка цветов. Сразу же за ними — умиротворённое зрелище: водоём с фонтаном, окружённый тюльпанами. Вокруг сидят и молодые, и пожилые. Удивительно: но везде спокойно и просторно, несмотря на огромное количество разномастной публики.

Тороплюсь сделать, как можно больше снимков в самом красивом парке Старого света – гордости королевской семьи! В который ежегодно в течение весенних месяцев приезжает более двадцатити миллионов человек. Поэтому мне хочется запечатлеть и лица даже больше, чем тюльпаны. В сказочном парке, раскинувшемся на 32-х гектарах, — море восхититетельных весенних цветов, переливающихся всеми мыслимыми и немыслимыми красками. Здесь и вековые деревья, и живописные пруды; водопады и фонтаны. Красоту тюльпанов, нарциссов, гиацинтов дополняет буйство цветущих вишен и яблонь. В воздухе — пьянящие ароматы. Всё посажено так, что в весенний сезон цветовая гамма здесь меняется трижды.

Бросается в глаза, что посетители этого парка разные по цвету кожи, фасонам одежды, социальному статусу, возрасту и вероисповеданию. Слышу, как они разговаривают на своих родных языках. Нюхают цветы, едят бутерброды, как и я, фотографируют, отдыхают на лавочках и просто на траве. Одна девушка заснула на надувном матраце под деревом.

Читайте также:
Яблоко в фольклоре

В парке тихо; неземная красота завораживает, люди говорят вполголоса. Детей на аллеях можно встретить буквально всех возрастов: от выглядывающих из колясок, до восторженно щёлкающих фотоаппаратами. Делаю удачный снимок на ходу: молодые супруги-японцы с пятью девочками в шляпках, кажется, четверо из них близнецы. Впрочем, они все для нас, как близнецы. Давно заметила: узкоглазенькие японочки от мала до велика, просто обожают носить шляпки с полями; им они очень к лицу!

Пожилые, почти прозрачные, незагорелые бабушки из скандинавских стран /попробуй их так назови…/ проворно управляются с видеокамерами и фотоаппаратами. Мусульманки в чёрных одеяниях с большим количеством детей смотрят недружелюбно, если их украдкой или случайно сфотографируешь. Женщины из Индии с родинками на лбу, в ярких сари из струящихся полупрозрачных шелков, облегающих талию, приветливо улыбаются…

Говорят, что иные посетители, ошеломленные царящей красотой, дают здесь клятву бросить пить, курить. А романтики делают предложения своим возлюбленным, потому что сказать «Нет!» среди такой красоты просто невозможно. Две девушки из нашего автобуса, зная об этом, прикалываются — нарядились в белые платья с фатой в надежде повстречать женихов. Возможно, им и повезёт; случай в нашей жизни — всё! По крайней мере, очень много приятных юношей, желающих с ними сфотографироваться. Жаль, что времени маловато, полтора часа пролетают, как пятнадцать минут. Спешу к выходу, чтобы не пропустить главное — цветочный кортеж на соседней улице.

Там уже — толпы ожидающих. Случайно оказалась рядом с трибуной для особо приглашённых. Мест свободных много, думаю: присяду ненадолго, пока шествие не началось. Моему примеру следуют несколько немцев; любят попугайничать, но увы! Тут же подходит нарядная молодая дежурная и, спросив у них пригласительные билеты, любезно указывает на выход. Всем — за исключением меня… Не отвожу глаз от этой рыжеволосой, конопатенькой голландки с неестественно красивыми натуральными зубами, на солнце сверкающими, как диаманты. Её белозубая улыбка просто завораживает! Хочется спросить: «Девушка, вас приняли на эту работу из-за очаровательной улыбки?» Или: «Какое количество продуктов с кальцием употребляете в день?» Наверное, я ей тоже чем-то пришлась по душе, потому что в конце праздника она скажет: «А у вас билета не было», — и мы друг дружке улыбнёмся.

На трибуне угощают соками, водой, шампанским. Подносят бутерброды из чёрного хлеба с белой полоской рыбы, красная рыба — в белом хлебе. Изумляюсь: «Наверняка, вкусно! И со вкусом оформлено! Не только в парке цветовая раскладка, но и в бутербродах». На ум приходит крылатое выражение Виктора Гюго: «Красивое — также полезно, как и полезное. Пожалуй ещё больше!»

Сижу в третьем ряду и радуюсь, что с таким прекрасным обзором получатся удачные снимки. Ниже меня пожилой поляк стоя читает свою газету, на его безымянном пальце красуется дорогой перстень с лейбом «Армани». Судя по всему, он хочет попасть на трибуну. Как вдруг полная, высокая женщина из толпы, увидев свободные места, вырывается вперёд, сметая всех на своём пути. В том числе и поляка.
— Вы видели, — обращается он ко мне по-английски, — я стоял здесь раньше неё. Это советские люди! Нахальные оккупанты! Какими они были, такими и остались!
Голландка-дежурная спросив билет, которого, конечно же, нет у толстухи, просит её сойти с трибуны. Но бедный поляк! Лучше бы он не связывался с нашими. В толпе их — довольно много:

— Это мы — оккупанты? — спрашивают его по-русски.
Он отвечает возмущённо, тоже по-русски, но с акцентом, наверняка, учил в школе:
— Да!Да! Вы убили наших офицеров в Катыни!
— Русские их убивали?! Грузины — Сталин и Берия! — не менее возмущённо отвечает рядом стоящая женщина.
Взбудораженная толпа наперебой кричит:
— Вы же так любите Саакашвили! Ваш Качинский с эстонцем тут же прилетели пожимать его кровавую руку после расстрела невинных людей в Цхинвали.
— А забыли, как в двадцатые годы вы убили более 20-ти тысяч русских солдат?
— Да если бы не советские воины, ты бы здесь не стоял, дед. Сгорел бы синим пламенем в Освенциме…
Но поляк не сдаётся. Выкрикивает:
— Катынь! Катынь!
— Освенцим! — отвечают ему хором.
Интеллигентный пожилой мужчина добивает поляка цитатой из «Старухи Изергиль»:
«За то вас Бог языком наказал — змеиным, шипящим».

Я конечно же, не на стороне зачинщика скандала; кто проезжал на машине через Польшу, тот знает их недружелюбие, а иногда и открытую враждебность к русским. И это «благодарность» за освобождение их от фашизма, за нашу любовь к Анне Герман, Збигневу Цыбульскому и ко многим другим польским талантливым знаменитостям. Сверху подмигиваю своим так, чтобы в моей солидарности не сомневались. Спор заканчивается весёлым укором:
— Дедушка! Поучите историю. И причём здесь я, девяносто пятого года рождения? Да и, вообще, я немка…

Поголовный смех. Мне видно с высоты — полсвета понимают по русски. Из бывших советских республик, стран социалистического лагеря Западной Европы, ранее обучавшиеся у нас афганцы, монголы, африканцы, кубинцы, нынешние гастарбайтеры из Китая, Кореи… всех не перечесть. Однажды, на канарском острове Ланцароте, ехала по пустыне верхом на верблюде. Поводырь каравана, испанец, неожиданно заговорил по-русски; с удовольствием вспомнил, как ловил рыбу с нашими моряками у берегов Анголы.

Читайте также:
Цветы - это жизнь

Оркестр ударил в барабаны, затрубил в трубы… Начался знаменитый Парад цветов, но поляк его, как-будто, и не замечает. Он «продолжает читать». Его бледные, в коричневых старческих пятнах руки с дорогим перстнем дрожат вместе с газетой. И мне становится его просто по человечески жаль. Поволжские немцы, участвующие в дискуссии, о нём тут же забыли. Тянутся увидеть, поднимая руки кверху, — сфотографировать цветочный кортеж из диковинных ковровых композиций на различные сюжеты. Они, как-будто сотканы из ярко-красных, золотых, бледно-розовых, лимонных, винно-лиловых, пронзительно-синих и бело-зелёных тюльпанов. В том числе и надпись розами, сиренью, нарциссами: «Из России с любовью!»

PS. 24 апреля 2010 года. Это было во время президентства Д.Медведева.
На фото: Акварель автора.Тюльпаны.50Х60 см.

Человек-дачник. 9 отличий от человека разумного

Говорят, что феномен русского дачника неотделим от феномена русской души. Мол, если ты родился и вырос в России, то дачничество сидит у тебя в крови вместе с «калинкой-малинкой» и салатом «оливье».

На самом деле, национальный вопрос – как всегда, вопрос спорный. Но вот то, что любой дачник, в каком-то смысле, мутант, и сильно отличается от человека разумного, сомнений не вызывает.

Человек разумный использует городское жильё по назначению

Он там живёт. Человек-дачник считает, что квартира – это такая переходная нора между дачей и дачей. В квартире следует хранить садово-огородный инвентарь, чтобы его в зимний период не подрезали смертельные враги дачника – бомжи. Ничего, что газонокосилка занимает весь балкон, а из-за прикрытого пледиком генератора невозможно пробраться к холодильнику. Главное, к сезону всё будет целым и невредимым.

А ещё в период с марта по май Человек-дачник превращает квартиру в ботанический ад, помещая горшки с питательным дерьмом и помидорной рассадой всюду, куда дотянется его замысловатая фантазия. Например, в ванну. Мыться Человеку-дачнику необязательно: будущий урожай паслёновых куда важнее какой-то там гигиены.

Вообще, с гигиеной у Человека-дачника дела обстоят так себе

Например, что Человек разумный делает с мусором? Правильно! Он безжалостно тащит его на помойку. Для Человека-дачника мусора не существует. В хозяйстве может пригодиться решительно все.

Пустые пластиковые бутылки, использованные пищевые контейнеры, провонявшие пакеты и прочая дрянь копятся Человеком-дачником с тщанием маньяка. Никогда не спрашивайте у дачника, какого чёрта он хранит «этот ржавый таз и эту драную подушку» – наживёте себе врага на всю жизнь.

Хотите погорячее? Предложите дачнику выкинуть старые кроссовки. Или возьмите да и выкиньте сами. Вам сильно повезёт, если успеете убежать. И это мы еще ничего не говорим о спитом чае и яичной скорлупе!

Мир Человека-дачника ограничен дачным забором

Но не надо думать, что дачник от этого страдает и жаждет вырваться за пределы своих шести соток. Наоборот. Всякая мысль о том, что выходные или, упаси боже, отпуск можно провести где-нибудь кроме драгоценных грядок с лучком-чесночком, приводит дачника в священную ярость.

Такая привязанность Дачника к родной землице была бы даже трогательной, если бы не болезненное стремление инициировать дачничеством всё человечество. «Природа-то-сё. Шашлычок. Банька. Приезжай», – так ласково, исподволь дачник начинает вовлекать Человека разумного в свою сатанинскую секту.

«Да что ты там забыл на этой Кубе? Разве есть там такой пруд с головастиками, как у меня в Чмырях»? – это обычно второй этап. Более агрессивный.

За вторым этапом следует третий: «Да знаю я эти ваши турции-шмурции! Там одни идиоты, по-русски не говорят! Ни пожрать нормально нельзя, ни поспать. То ли дело – дааача».

Пищевые привычки Человека-дачника для Человека разумного выглядят одной бесконечной попыткой суицида

Ведь каждую пятницу Человек- дачник приобретает центнерами готовый малосъедобный шашлык, колбаски и шпикачки неизвестного происхождения и тонны дешевой алкогольной продукции. Всем этим дачник питает себя, своих домочадцев, своих домашних любимцев, а также (опосредованно) многочисленных мошек и комаров.

Любопытно, что в таком убийственном гастрономическом режиме дачник может существовать десятилетиями. Там, где человек разумный давно бы уже приобрёл язву желудка и депрессию, дачник свеж, румян и болтлив, что, на наш взгляд, является прямым доказательством его генетической мутации.

Способ передвижения Человека-дачника

Он отличается от человеческого так же, как свободное падение от управляемого полёта. Дачник в автобусе или электричке, а тем более, дачник за рулём – существо истеричное и непредсказуемое. Как аллигатор во время гона, он то порывист, то, наоборот, чересчур медлителен. Причём (что особенно опасно) переходы из одного состояния в другое случаются мгновенно.

Поскольку Дачник вечно отягощен шашлыками, рассадой, инвентарём и домочадцами, его внимание сосредоточено исключительно на них. Окружающая среда (дорожные знаки, светофоры, старушки) в этот момент дачника не интересует.

К счастью, человек разумный в состоянии спрогнозировать миграцию Дачника вплоть до времени суток, что до сих пор спасало Землю от уничтожения.

Читайте также:
Японская сакура

В естественной среде обитания Человек-Дачник слегка успокаивается

Он наряжается в рваные шорты, панаму и майку-алкоголичку, принимает классическую позу смертельно напуганного страуса и начинает методично перемещаться по одному ему понятному маршруту. Дачник называет это «отдыхать на природе», и не дай бог кому-нибудь усомниться в том, что это отдых, а не пытка.

Впрочем, дачнику это действительно на пользу, потому что вечером он, как ни странно, не валится без ног в малинник, но живо ползёт к мангалу, где начинает яростно уничтожать запасы продовольствия. Все! Дачник называет это «с аппетитом ужинать на свежем воздухе», но мы с вами знаем, что это всё та же неспособность выкинуть излишки.

Самое страшное начинается с созреванием урожая, когда Дачник давится, но пожирает всё то, что выросло на грядках, кустах и деревьях. Человек-разумный от этого бы склеил ласты, а Дачнику хоть бы хны.

У всякого Дачника есть враги

Во-первых, это дачные бомжи, предназначение которых пробираться в пустующие дачи. Во-вторых, это милые безобидные кротики, битву с которыми Дачник ведёт веками. «А чем вы кротиков травите?» «Вчера кротов топили-топили…».

В-третьих, соседские кошки и собаки, которых соседи заводят специально, чтобы они пробирались на цветущие клумбы и там гадили. В четвёртых, соседские дети, которых соседи рожают, само собой, тоже специально. Дети с пелёнок воспитываются соседями так, чтобы мешать дачнику воплями и воровать с грядок клубнику.

В-пятых, сами соседи. В шестых, начальник дачного кооператива. В-седьмых…

Короче, список врагов Человека-Дачника бесконечен, а методы борьбы с ними разнообразны. Начиная от заливания кротиков водой, заканчивая заведением собственных собак и детей в отместку соседям. Жизнь дачника – это бесконечная борьба.

Интеллект Человека-дачника претерпевает неизбежные метаморфозы

Нельзя сказать, что дачник глуп. Ничуть. Однако, его знания своеобразны. Например, что знает Человек разумный о помидорах? Он знает, что они бывают: розовые, красные, вкусные, узбекские, черри и в салате.

Человек-дачник в деталях поведает вам, чем форма и размер Алтайского Силача предпочтительнее формы и размера Малинового Виконтэ, и это будет рассказ не о фильмах для взрослых. Человек-дачник знает всё об устройстве теплиц, автополиве и стоимости лошадиного навоза. Нужное знание. Но всем ли? Дачник уверен, что всем.

Дети Человека-дачника с самого рождения обречены

Нравится им это или нет (а обычно не нравится) их всё равно будут использовать – ведь в хозяйстве ничего не должно простаивать, даже младенцы.

Самым мелким удобно скармливать урожай «прямо с куста». Тех, что постарше, можно привлекать к работе живым чучелом – пусть не просто так бегают, но ворон все-таки разгоняют. Подростки годятся для посева, прополки, сбора урожая и его последующего уничтожения. А взрослые дети Человека-дачника и вовсе бесплатная рабсила.

«Тут твои родители в поте и крови пашут, а ты прохлаждаешься», – говорит Человек-дачник своему взрослому ребёнку минимум раз в сутки. Пояснить, что ты не прохлаждаешься, а работаешь – невозможно. Доказать, что килограмм огурцов купленных в ларьке в три раза дешевле того же килограмма с дачи – нереально.

Поэтому ребёнок вечером обречённо прётся на ненавистную дачу и думает, что когда-то его родили специально ради неё.

За цыпочку, дачник, ответишь: На участке ни ку-ку, ни кукареку

Верховный суд ополчился на загородную животину горожан

Тема с подтверждением запрета на разведение животных на садовых участках выглядит довольно неоднозначно. С одной стороны — закон, который существует ещё с советских времён и запрещает использовать для животноводства и птицеводства участки в СНТ, с другой — а чем мешает пара-тройка цыпочек за забором соседа? Опять же это прибавка к столу, как и огурчики-помидорчики с грядки. Не лишняя, заметим, по нынешним временам, особенно для пенсионеров.

Сыр-бор по сельхозживотной теме на дачах разгорелся после вынесения постановления Верховного суда в отношении волгоградской пенсионерки, которая разводила кур на участке и была оштрафована на 10 тысяч рублей за нецелевое использование земли. На женщину ополчились местные чиновники, которые отвечают за охрану земель в Волгоградской области. Можно предположить, что один из них и был соседом пенсионерки и таким образом отреагировал то ли на неприятные запахи из-за забора, то ли на излишний шум.

«Оштрафовать за животных на даче могут только тех, на кого поступит заявление в суд, — считает глава общественной организации „Садоводы России“ и главный редактор газеты „Ваши 6 соток“ Андрей Туманов. — Если поддерживать мирные отношения с соседями и не устраивать птицеферму на шести сотках, можно спокойно продолжать держать кур».

Петухи поют, заливаются — это про наш СНТ в Дмитровском районе. Их слышно не только из соседней деревни, но и из участков, которые находятся поблизости. Обзаводится курами люди начали пару лет назад, не так чтобы активно — из 160 участков горластую животину завели пять соседей. Особо не мешает, а пение петухов напоминает детство в деревне. По крайней мере, в групповом чате посёлка в соцсетях жалоб на «курятников» не отмечено. Да и держат соседи от силы по пять-десять цыпочек, как говорится, для себя. Наверняка и в других садовых товариществах такая же картина.

Читайте также:
Крестьянин, или дачник

Другое дело, когда разведение кур на дачном участке поставлено на поток и все шесть соток отведены под эту орущую и, пардон, неприятно пахнущую живность. Тут соседям впору и возмутиться — никакой помидорчик под такие запахи в рот не полезет. Впрочем, большой разницы нет, куры это или к примеру собаки или кошки, главное, чтобы их количество было ограничено некими общепринятыми нормами и не мешало окружающим. Вот тогда можно и в суд подавать, и он будет на стороне потерпевших от неприятного соседства.

«Куриный переполох» докатился не только до Верховного суда, но и до Госдумы. Отреагировал на него председатель комитета по аграрным вопросам Владимир Кашин, который назвал ограничение в содержании сельхозживотных и домашней птицы на садовых участках бредовым решением. Депутат негативно отреагировал на объявленный вердикт суда, согласно которому россиян будут штрафовать за курятники по тарифу от 0,5 до одного процента от кадастровой стоимости участка, если земля не относится к подсобному хозяйству.

«Считаю данное решение бредовым. Мы должны всячески укреплять и личные подсобные хозяйства, и садово-огородные участки, и всё, что связано с разведением домашней птицы, другой живности. Думаю, что в ближайшую сессию мы должны принять соответствующие законы. На приусадебных участках всю жизнь разводили скот, выращивали картофель, корма и полон двор был у крестьян скотины. Мы будем разбираться с этим», — заявил журналистам Кашин.

— Действительно, юридически животных можно разводить лишь на землях, предназначенных для подсобного хозяйства, — рассказывает сельскохозяйственный эксперт Александр Хохлов. — СНТ в этот разряд не попадают, да и нужно учитывать размер садовых участков, которые в основном составляют шесть соток, на которых особо не развернешься с разведением птицы. К тому же большая часть дачников — сезонные жители, зимуют далеко не многие, а выращивание кур требует времени. Если на птицефабрике куры бройлеры откармливают до веса в два килограмма за восемь недель, то в дачных условиях вырастить пеструшку удастся в лучшем случае за полгода. Даже экономически это не особо выгодно.

Для тех, кто всё-таки не оставляет идею выращивания кур на садовом участке, есть два совета.

Во-первых, согласовать это с соседями, чтобы избежать в последующем жалоб в органы государственного земельного надзора, которые обязаны отреагировать на обращения граждан и наложить штраф.

Второй вариант — перевести земли из садового назначения в разряд сельскохозяйственного использования, но в этом случае не предусматривается возведение жилых домов, а лишь сараев и ангаров. Либо в земли для ведения личного подсобного хозяйства. В обоих случаях процедура перевода земель в другую категорию потребует немало времени и соблюдения кучи формальностей, к тому же потребуется согласие большинства владельцев участков СНТ. Проще сразу купить домик в деревне.

Помимо запрета на использование участков СНТ для животноводства и птицеводства существуют и иные ограничения, которые могут обернуться собственнику штрафом. Это касается и разведения костров для сжигания мусора (мангал можно), если это нарушает требования пожарной безопасности, а расстояние от жилых и хозяйственных построек составляет менее 50 метров. Опять же, если соседи закроют глаза на ваш открытый огонь и не вызовут пожарных, штрафа в размере от 2 до 3 тысяч рублей можно избежать.

В нашем конкретном случае всё гораздо строже — СНТ находится в зоне ожидания посадки самолётов в Шереметьево, поэтому в воздухе курсируют дроны и контролируют разведение костров, которые могут отвлечь внимание пилотов. По крайней мере, так утверждает наш председатель.

Существует также запрет на размещение построек и рассадку деревьев возле забора на расстоянии менее одного метра, для больших деревьев это уже три метра. Подлежат вырубке деревья и за забором участка, если только он не примыкает к лесу. К слову, сам забор не должен превышать 2 метра в лицевой части, и 1,7 метра между границами участка с соседями, к тому же его прозрачность регламентируется прозрачностью не менее 50 процентов. Впрочем, по договоренности с соседями, это регламент может быть нарушен.

И вот, пожалуй, самый ценный дачный запрет — на нарушение режима тишины. Дачники обязаны «молчать в тряпочку» с 10 вечера до 6 утра по будням и с 23:00 до 9:00 по выходным дням. Так что если сосед в воскресение с утра пораньше возьмётся за газонокосилку, можно этот факт зафиксировать на камеру мобильного телефона и настрочить «телегу». Штраф невелик — до 500 рублей, но и он вряд ли порадует. Впрочем, всегда можно крикнуть через забор, мол, нормальные люди ещё спят.

Запреты запретами, а жизнь она остаётся жизнью и проще всё-таки договариваться с соседями, хоть по поводу разведения кур, хоть по соблюдению режима тишины. Ну, если у вас за забором не живет чиновник из земельноохранного ведомства, как у волгоградской пенсионерки, которую и несушек лишили, и денег из небогатого, надо полагать, кошелька.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: